Business is booming.

Роман Генкель: В Югре создана гибкая система поддержки инвестдеятельности

0 17

Роман Генкель: В Югре создана гибкая система поддержки инвестдеятельности

Исторически сложилось, что Ханты-Мансийский автономный округ — Югра ассоциируется только с нефтедобычей, но на самом деле в регионе заняты далеко не только этой важнейшей для российского бюджета отраслью. Кто-то удивится, но в Югре активно развиваются сельское хозяйство и туризм, у этих направлений уже есть приличные результаты, а перспектив еще больше.

Для привлечения и активного содействия инвесторам в регионе работает Фонд развития Югры. Генеральный директор Фонда Роман Генкель называет его точкой входа или «входным окном» в регион для инвесторов. В эфире «Открытой студии» Роман Александрович рассказал, чем Фонд привлекает инвесторов в регион, как развивать сельское хозяйство в условиях Крайнего Севера, какие точки роста есть у Югры и о многом другом.

— У Фонда несколько основных направлений — мы являемся центром развития сельхозкооперации в регионе, центром развития туризма, региональным фондом развития промышленности, а также специализированной организацией по работе с инвесторами.

Подписывайтесь на YouTube-канал «Свободной Прессы». Мнения, аналитика, репортажи!

Прямая ссылка передачи на YouTube

«СП»: — Ещё одно направление деятельности Фонда — привлечение инвестиций. Как удается привлекать средства инвесторов сегодня?

— Я, наверное, не открою тайну, когда скажу, что год был непростой с точки зрения инвестиций, и многие инвесторы пересматривали свои программы и планы развития, к сожалению, в меньшую сторону. Тем не менее, за прошлый год было заключено порядка 20 новых соглашений на сопровождение. Проекты разные — это и предоставление земельных участков для создания торгово-ярмарочных комплексов, и ряд производств, которые либо модернизируется, либо создаются заново.

У нас серьезная и комплексная система мер поддержки в регионе. Есть поддержка предприятий, которые только начинают свою деятельность, например, технологических стартапов. У нас есть партнерство с венчурным фондом, где присутствует Российская венчурная компания. Например, у компаний, которые только начинают свою деятельность, есть какой-то продукт, но его необходимо масштабировать. Для них существует система микрозаймов до 5 млн. рублей и ставка по ним порядка 3%.

Есть системы сопровождения крупных проектов. Это и предоставление земельных участков, и помощь в подключении к коммуникациям, решение бюрократических барьеров.

Одно из самых действенных направлений — это займы, которые предоставляет Фонд развития. В прошлом году мы, в период пандемии, одобрили более миллиарда рублей. В апреле мы пересмотрели программы, существенно их увеличили, и предоставили возможность получения займов не только для приобретения оборудования, но и для пополнения оборотных средств, строительно-монтажных работ. Существенно снизили ставку с 3−5% до 1−3% годовых, сократили сроки рассмотрения заявок практически в полтора раза. Сейчас у нас уходит чуть больше 30 дней от момента поступления заявки от инвестора и до вынесения решения.

Гибкий подход позволил как помочь разным предприятиям осуществить модернизацию. Например, мы помогли организовать производство в том числе средств индивидуальной защиты, что было более чем актуально в этот период. Также помогли одному из крупнейших предприятий в сфере лесопереработки получить заем на приобретение новой линии для получения нового экспортного продукта. В общем, старались оперативно откликаться на потребности бизнеса.

«СП»: — То есть система поддержки довольно гибкая, как и в случае с ГЧП?

— Да, и этим мы отличаемся от работы госорганов. Наша форма некоммерческой организации позволяет гибче реагировать на запросы бизнеса. Мы находимся на стыке — с одной стороны, соединены с округом и государством, а с другой — постоянно общаемся с бизнесом. Наша задача нацелена на привлечение инвестиций, создание новых рабочих мест, в том числе высокопроизводительных, поддержку инвестиционной деятельности. Мы стараемся быть переходником при общении бизнеса и власти, это наша работа.

Роман Генкель: В Югре создана гибкая система поддержки инвестдеятельности

«СП»: — Фонд развития Югры сейчас сопровождает около 70 проектов. А есть среди них приоритетные? Приведите примеры уже успешно реализованных проектов.

— Не совсем верно говорить о приоритетных проектах, просто они развиваются по разным направлениям. Например, частное партнерство — это один блок. Еще одно направление — создание промышленной инфраструктуры.

В прошлом году совместно с нашим департаментом промышленности мы завершили аттестацию ещё двух индустриальных парков в Министерстве промышленности и торговли Российской Федерации. Сейчас на территории округа три парка, часть из них создается с помощью Фонда развития Югры, который предоставил льготное финансирование.

Также в 2020 году мы реализовали несколько проектов по модернизации производства, в том числе совместно с одной из китайских компаний — Хайлон. С помощью нашего льготного финансирования провел модернизацию и Югорский лесопромышленный холдинг.

Исходя из этих направлений, мы ведем разноплановую работу. С одной стороны, перед нами стоит задача поддержать инвестиционную деятельность, и это видно на примере того же блока ГЧП, в рамках которого мы единственные в России заключили не одно, а три концессионных соглашения. Было не просто привлечь инвесторов, и предложить им интересные условия.

С другой стороны, мы прилагаем усилия для поддержки и развития предприятий в сфере промышленности, торговли и туризма, стараемся предлагать новые продукты, которые позволили бы компаниям развивать этот бизнес и создавать инфраструктуру, необходимую для нашего региона.

«СП»: — В Югре строят несколько индустриальных парков, а что они собой представляют?

— Наш первый индустриальный парк в регионе — это парк «Югра» в Сургуте. Он получает финансирование как со стороны округа, так и со стороны Российской Федерации по программе акселерации малого и среднего предпринимательства (МСП).

Роман Генкель: В Югре создана гибкая система поддержки инвестдеятельности

Несмотря на то, что у нас довольно много больших промышленных площадей, которые зачастую остались с советских времен, современной инфраструктуры сильно не хватает. Это подтверждается тем, что первую очередь индустриального парка «Югра» ввели еще в середине прошлого года, а в апреле планируется ввод второй очереди, но уже сейчас больше чем на 60% вторая очередь сдана.

В парках представлены разные компании. Безусловно, с учетом специфики нашего региона, а я напомню, 43% нефти России добывается у нас, так что это компании ТЭК, нефтесервиса. Но уже сейчас расположились и работают на территории этого индустриального парка и логистические компании и другие предприятия.

Спрос на качественную современную инфраструктуру остаётся. Не буду лукавить, по итогам реализации этого проекта мы рассмотрим возможность создания ещё одного парка поддержки в Сургуте, чтобы удовлетворить такой спрос.

Более того, мы планируем сделать индустриальный парк, где можно не только разместить свои производственные мощности, но и получить соответствующие услуги управляющей компании: ведение бухгалтерии, обучение, информирование о мерах поддержки и многое другое, и мы видим здесь большие перспективы для акселерации бизнеса.

«СП»: — В Югре планируется создать особую экономическую зону. Что это принесет региону?

— Сейчас мы занимаемся структурированием особой экономической зоны в городе Нягань. Понятно, что сама по себе форма не нова, уже несколько десятков особых экономических зон создано в разных регионах Российской Федерации. Эта форма интересна тем, что дает возможность получения различных льгот, допустим, при ввозе оборудования можно быть освобожденным от таможенных платежей.

Мы эту форму используемые для развития скажем западной части нашего округа. Основная часть, промышленности, связанная с добычей, — это Сургут, Нижневартовск, и с точки зрения развития бизнеса там и так всё неплохо. А вот западная часть менее развита, и мы решаем как задачи ее развития, так и привлечения дополнительных инвестиций.

Это позволит, по нашим оценкам, привлечь более двух десятков миллиардов рублей. Что касается компаний-участников, они из разных секторов. Планируем и создание центра обработки данных, и компании в сфере ТЭК, и лесопромышленные комплексы. Не исключено, что это будет и сельхозпереработка с учётом того, что будет вырабатываться большой объем электроэнергии.

«СП»: — Сейчас на территории региона идет строительство нескольких комплексных муниципальных полигонов для размещения и обезвреживания твердых отходов. Это поможет решить хотя бы часть экологических проблем?

— Безусловно. В прошлом году мы стали единственным регионом, заключившим сразу три концессионных соглашения в этой сфере. Пионером стал полигон в Нефтеюганске, а в прошлом году мы заключили аналогичное соглашение по Нягани, Ханты-Мансийску, Нижневартовску, и сейчас у нас в планах строительство пятого межмуниципального полигона.

Подчеркну, говоря полигон, я подразумеваю, что это современный комплекс с сортировкой и соответствующим отбором мусора и выполнением всех норм и стандартов по его утилизации. Надеюсь, до конца года мы подпишем такое соглашение и по Сургуту.

В результате будет сформирована система современных межмуниципальных комплексных полигонов, позволяющих отбирать мусор, из которого можно получать готовый продукт. Ключевая задача — это вовлечение в повторный оборот отходов. Задача это федеральная, она поставлена президентом и нам нужно ее углублять.

На территории каждого нашего полигона предусмотрена отдельная площадка для размещения так называемых резидентов. То есть это будут даже не полигоны, а эко-технопарки. Мы активно привлекаем компании, которые будут заниматься производством уже готовой продукции из отсортированных отходов. Мы уже заложили в наш бюджет механизмы поддержки такого рода проектов для того, чтобы создавать объекты компостирования и переработки.

«СП»: — Еще одним направлением работы Фонда Югры является сельское хозяйство. Какие особенности развития отрасли в таком природного непростом регионе?

— С одной стороны, не простая это задача — заниматься сельским хозяйством в климате Крайнего Севера. У нас в принципе не так много земель, где можно что-то выращивать. Тем не менее, у нас развито направление, связанное с производством курятины и свинины.

Очень интересна и востребована история с дикоросами и переработкой дикоросов. Мы удовлетворяем минимальный процент продукции, которая потребляется нашими жителями. А ведь существует огромный спрос на нее и за пределами региона, и даже за пределами страны. Но мы физически не можем удовлетворить этот спрос.

На текущий момент наши предприятия производят сельхозпродукции на сумму около 11 млрд руб., а оборот сетей, которые работают на территории округа, около 450 млрд руб. На восполнение этого пробела и поддержку направления выделяется довольно существенная сумма — более миллиарда рублей в год, она сопоставима с регионами, где заниматься сельским хозяйством проще. Мы в этом плане постоянно расширяем программы поддержки и стараемся дать не только рыбу, но еще и удочку.

Недавно мы подвели итоги работы школы «Я — фермер», где мы обучали молодых предпринимателей, которые готовы заниматься этим направлениям. Мы пригласили различных специалистов, коучей, которые помогли структурировать проекты, разобрать, как готовить отчётность, бизнес-план.

На выходе мы получили 19 проектов, которые планируют заявляться на различные гранты по федеральным и региональным программам. Надеемся, что с помощью таких механизмов удастся развивать сельское хозяйство, тем более что люди у нас активные, жаждущие, горящие заниматься этим направлением.

«СП»: — Туризм — не первое слово, которое приходит на ум при упоминании Югры, с другой стороны, там очень много интересных природных мест. Как в целом развивается туризм в регионе?

— Из-за пандемии в 2020 году спад туризма в нашем регионе составил порядка 30%. Но с точки зрения такого показателя, как бюджетная эффективность, то есть отдача с каждого вложенного со стороны государства рубля, это одна из самых высокоэффективных отраслей. У нас при поддержке в несколько десятков миллионов руб. в целом округ получает более миллиарда рублей налоговых поступлений от туризма.

Это и гостиницы, и рестораны, и развлечения, то есть все то, за счёт чего туристы тратят деньги. А потенциал притяжения у нас огромный — это и такие места, как Приполярный Урал, и деревни, и наши национальные праздники, например, День оленевода. Все это очень ярко и интересно.

Мы организовывали несколько бизнес-миссий с участием Российско-германской и Российско-французской торговой палат, возили людей по маршруту Сургут-Ханты-Мансийск-Нягань-Нижневартовск. Они были очень удивлены нашему колориту, кухне, гастрономии. Нам есть, что показать.

Что касается потенциала, наши жители оставляют за пределами региона около 15 млрд руб. Есть сектор, с которым нам сложно конкурировать — это всё, что связано с летним морским отдыхом. Климат у нас всё-таки другой. Тем не менее, у нас большой задел для людей, которые готовы путешествовать несколько дней внутри региона и оставлять там средства.

Наша задача — создать механизмы поддержки создания необходимой инфраструктуры, чтобы было красиво, качественно, современно, чтобы можно было остановиться с семьей, отдохнуть. Это не только гостиницы, но и различные базы, кемпинги. У нас есть и леса, и воды, тысяча озер, просто все это нужно грамотно упаковать.

Роман Генкель: В Югре создана гибкая система поддержки инвестдеятельности

«СП»: — На международной туристической выставке вы представили проект VisitUgra.ru, он поможет повысить привлекать туристического региона не только среди россиян, но и среди иностранцев?

— Платформа VisitUgra — это цифровой фундамент управления отраслью, один из элементов которого — туристический портал, где публикуется информация о мероприятиях, которые происходят в регионе. Мы пишем, куда можно пойти и съездить, и стараемся красочно донести это до наших потенциальных туристов.

Платформа — это, прежде всего, региональный маркетплейс туристских услуг, а также большой аналитический блок. Детальное изучение потребительского поведения мы провели в прошлом году совместно с коллегами из Сбербанка. Мы проанализировали, на что люди тратили, сколько и где останавливались, какой возраст, пол туристов, то есть разобрали до самых мелочей для того, чтобы понимать, кто он, наш турист.

Существенная их часть — это люди, которые приезжает с деловыми целями. Есть также довольно большой процент людей, готовых приезжать и тратить немалые суммы на активный отдых, рыбалку или охоту. Транспортная доступность у нас разная, территория региона огромная — более 500 тысяч квадратных километров, и есть разные уголки, куда зачастую можно добраться только на вертолёте.

Так что, с одной стороны, мы хотим, чтобы на этой платформе была вся информация и вы, зайдя на сайт, могли и выбрать, куда пойти, и куда съездить на экскурсию, и купить билеты в музей и кино (буквально на днях подписали соглашение с Яндекс-кассой для такой возможности), с другой — создали инструмент (маркетплейс) поддержки бизнеса в этой сфере, и сейчас работаем над привлечением максимально возможного количество участников этого рынка.

Важен и аналитический блок платформы, когда мы видим данные, понимаем, где не хватает инфраструктуры, где нужно построить заправку или ресторан, чтобы нашим гостям было комфортно. Мы один из первых регионов, кто пытается понять и проанализировать отрасль именно через цифру.

«СП»: — Региону трудно конкурировать в некоторых областях отдыха, зато у вас есть уникальные возможности по туризму, например, развивается промышленный нефтяной туризм. Есть ли ещё какие-то другие уникальные моменты?

Промышленный туризм сейчас развивается не только у нас в регионе, но и вообще на территории Российской Федерации. Знаю примеры, когда посещают металлургические производства и даже хлебопекарни, это интересно людям.

У нас есть своя специфика, то, что сложно посмотреть где-то еще, например, туры на месторождения, когда ты видишь, как добывается нефть. Это сложно с точки зрения организации, есть определенные меры безопасности, и принимающие компании несут дополнительные риски, поэтому такие вещи всегда нужно очень аккуратно согласовывать.

Но это перспектива с точки зрения дополнительного привлечения туристического потока. Но у нас есть не только ойл-туры, есть, например, предприятия народных промыслов. Очень интересно, когда у тебя на глазах что-то вырезают, плетут. Это тоже одно из специализированных направлений, которыми необходимо заниматься и которые однозначно будут востребованы.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

шестнадцать + десять =