Business is booming.

Расстрел в Казани: «Я осознал себя богом не сразу, месяца два назад»

0 28

Расстрел в Казани: «Я осознал себя богом не сразу, месяца два назад»

Глава Татарстана Рустам Минниханов назвал 19-летнего Ильназа Галявиева, устроившего стрельбу в казанской школе № 175, террористом. По мнению властей республики, он действовал в одиночку, пособников не было, хотя ранее сообщалось о таковых. От рук убийцы погибли, по последним данным, девять человек, десятки раненых.

В сети появилось видео первого допроса Галявиева. «Я осознал себя богом не сразу, месяца два назад. А летом у меня начал пробуждаться монстр, конкретно. Я всех начал ненавидеть. Я всегда всех ненавидел и начал еще больше ненавидеть… Мне никто не говорил, я сам два месяца назад осознал, что я бог», — заявил он сотруднику правоохранительных органов.

Галявиев был вооружен турецким ружьем Hatsan ESCORT. Разрешение на оружие он получил 28 апреля, через два дня после отчисления из колледжа. Цена этого одного из самых доступных автоматических дробовиков, доходит до 30−40 тысяч рублей.

После расстрела Владимир Путин поручил главе Росгвардии Виктору Золотову срочно проработать ужесточение правил оборота оружия. «Иногда в качестве охотничьего оружия регистрируются виды стрелкового вооружения, которые в некоторых странах используются как штурмовые винтовки», — пояснил Дмитрий Песков.

Своим видением трагедии в Казани с «СП» поделилась автор четырех книг о колумбайнах*, эксперт по радикальным движениям Яна Амелина.

— Изначально было ясно, что возможны два варианта: колумбайнеры или исламские радикалы. Такие случаи были… Совсем недавно в Кисловодске были задержаны радикальные исламисты, которые планировали в том числе и нападение на школу.

Но я думаю, что в Казани речь идет не о радикальном исламизме, а колумбайнерах чистой воды. Исследования показали, что в Казани, как и в других крупных городах, ситуация с деструктивной молодежью сложная. В любом городе-миллионнике имеются такие молодые люди, интересующиеся безмотивными школьными расстрелами. «Образцом» стал инцидент в американской школе «Колумбайн», где 20 апреля 1999 года двое парней застрелили 13 человек и покончили с собой.

Это стало вирусным явлением, которое пришло и в Россию. Здесь оно стало «росляковщиной» после того, как Владислав Росляков устроил расстрел в Керченском политехническом колледже.

Все это активнейшим образом защищали либеральные СМИ, которые пытались оправдать этих «бедных детей» и объясняли превентивные задержания потенциальных колумбайнеров происками правоохранителей, которые якобы подставляют детей всего лишь интересующихся острой темой. Утверждалось, что эти стрелки — сами жертвы, их преследовали в школе, подвергали «буллингу».

К сожалению, правоохранители, представители системы образования часто стараются не выносить сор из избы. Это особенность не только Казани. Особенность колумбайнов — убить как можно больше людей. Они соревнуются между собой. Главная их мотивация — стремление прославиться.

«СП»: — Красноречивое фото опубликовал Галявиев накануне своего преступления, пообещав застрелить много людей — «биомусора», да еще и надел на себя маску с надписью «Бог»…

— «Я — Бог» — это слова Эрика Харриса, одного из «оригинальных» колумбайнеров. Идея «биомусора» — тоже их идея. На их футболках была надпись «Естественный отбор», который они понимали в утрировано-фашистском, нацистском, ницшеанском ключе. Вот и вся их идеология. Они ненавидят всех людей подряд. Ничего другого там искать не нужно. Насилие ради насилия. К сожалению, тема «я ставлю себя на место Бога» в последнее время становится все популярнее в соцсетях.
Всем школам нужно усилить бдительность.

Религиовед, д. и. н. Роман Силантьев не исключает религиозную мотивацию стрелка.

— Есть классика жанра. Человек оставил заранее сообщение, в котором нет ничего исламистского, но есть слово «биомусор». Это слово использовалось экстремистской неоязыческой организацией, которая ввела концепцию очищения Земли от биомусора, под которым они понимают практически всех, кроме себя. Однако одного только этого о слова для понимания недостаточно. Человек в этой школе учился, подрос, получил разрешение на огнестрельное оружие, выбрал время до обеда, оставил заявление, и убивал всех подряд, а не конкретных обидчиков.

Как было в Керчи, так и сейчас. Важно, что в России колумбайнеры все-таки ждут совершеннолетия и возможности приобрести огнестрельное оружие. Хотя неоднократно атаки проводили и более молодые: с ножами, топорами, с пневматикой.

Для борьбы с этим явлением надо внимательно следить за получением лицензии на оружие. Например, до 30 лет и особенно — сразу после 18-летия. Отсматривать социальные сети, в которые почти всегда выкладывается информация заранее. И вообще надо представлять, что делается в учебных коллективах.

«СП»: — С радикальным исламизмом это явление может пересекаться?

— Эти мотивы могут совмещаться. Бывают ситуации, когда человек одновременно разделяет идеи ИГИЛ** и при этом является колумбайнером. Но пока влияния исламских терроризма в случае в Казани не видно.

Вообще, более 90 процентов колумбайнов у нас предотвращается благодаря мониторингу социальных сетей. Такие попытки были почти во всех регионах. Это делают люди всех национальностей и вероисповеданий. Угроза школьных расстрелов сейчас выше, чем угроза исламистского терроризма. Поскольку с исламистами бороться уже научились, они находятся на спаде, а с колумбайнерами — нет.

Председатель правления общественного движения «Право на оружие» Игорь Шмелев считает, что ужесточение правил владения оружием не поможет предотвратить подобные трагедии.

— Если преступнику нужно будет оружие для преступления, он его найдет.

«СП»: — Может, стоит давать разрешение на оружие только тем, кто служил в армии?

— Я знаю много людей, которые не служили в армии по состоянию здоровья, по разным причинам. При этом они очень ответственно и серьезно обращаются с оружием. Зачастую лучше, чем те, кто отслужил. Я сам за два года в армии отстрелял около 20 патронов. После приобретения своего первого ружья, отстрелял 400 выстрелов в год. И это еще до занятия спортом. А как нам быть с девушками, которые интересуются стрелковыми видами спорта? Они же по закону не служат в армии.

«СП»: — Что же делать? Как защитить школы?

— Наши школы на самом деле плохо охраняются. Замдиректора по безопасности, охранники ничего не могут сделать в подобной ситуации, поскольку они безоружны и не обучены. Это либо дополнительная мишень, либо живая сигнализация. Посадить в школы сотрудника Росгвардии — это тоже не система безопасности. При этом у нас есть учителя, которые владеют оружием и умеют им пользоваться. Но им запрещено его иметь на территории учебных заведений.

В США, где расстрелы периодически случаются, во многих штатах учителям, умеющим обращаться с оружием, разрешено его ношение. По их статистике, когда дожидаются полиции, гибнет 14 и более человек, когда вмешиваются вооруженные гражданские лица, среднее количество погибших — чуть более 2-х человек.

Директор Центра практической психологии Сергей Ключников считает необходимым вырабатывать позитивную мотивацию у подростков.

— Для школьников тщеславие — движущий мотив жизни. Особенно в последнее время, когда мы живем в виртуальной среде, где технологии дают человеку шанс выделиться. Не трудом, не потратив на это много времени, а открыв страницу в Сети, сделать какую-то глупость, жестокость и таким образом обратить на себя внимание. Это желание просто колоссально. Ограничений никаких у людей нет, интеллектуальные возможности, понимание последствий слабое. Конечно, подросток может быть и не адекватен. Может быть, тесты и не выявят у него никаких психических болезней за исключением отсутствия критичности, трезвости, сострадания и созидательной мотивации.

Для молодежи любые демонстративные акции «хайповы», модны. Слово «хайп» даже используется в рекламе как положительный пример. Такая реклама тоже подталкивает к преступлениям. Но интерес медиа в том, чтобы заработать на максимальном внимании аудитории. СМИ дана самостоятельность, свобода, с которой они не справляются. Совсем не обязательны тотальные запреты. Нужны положительные примеры в медиапространстве. Деструкцию нужно чем-то заместить. Когда нет никакой идеологии, все отдано на откуп самим людям, особенно молодым, инфантильных…

Никто же не работает с детским и молодежным сегментом Сети, не изучает их мотивацию, нет центров, лабораторий для этого. Эту работу надо вести. Хорошо, что стрелка задержали. Надо изучить его мотивацию, если мы не хотим повторения таких инцидентов. Потому что такие случаи вызывают к жизни подражателей даже самоубийственным путем. Раньше велась воспитательная работа, но потом ее прекратили, посчитали ненужной сентиментальностью, «совком». Поэтому мы и наблюдаем такие трагедии.

«СП»: — Что можно сделать прямо сейчас?

— Правоохранители, журналисты, психологи и педагоги должны выработать особую форму информирования о подобного рода преступлениях, чтобы это не вызывало цепную реакцию повторения. Сама сенсационность может выглядеть привлекательно и ничем не отличаться от сенсационности рок-концерта, что легализует преступление, делает его обыденным.

Подписывайтесь на YouTube-канал «Свободной Прессы». Мнения, аналитика, репортажи!

Прямая ссылка передачи на YouTube

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

один × один =