Business is booming.

Умножить Хармса на 8

0 52

Умножить Хармса на 8

В сентябре в «Студии театрального искусства» Сергея Женовача вышел новый спектакль — «Старуха» по Даниилу Хармсу. Все театральные премьеры, как и сезон в целом, сдвинулись из-за пандемии коронавируса, которая, как вышеупомянутая старуха, ворвалась в нашу жизнь и никак от нее не избавишься. Впрочем, театры продолжают работать и радовать зрителей, пусть и со всеми положенными ограничениями.

Короткая полуторачасовая «Старуха» создана Женовачем с постоянными соавторами (художник Александр Боровский, художник по свету Дамир Исмагилов, композитор Григорий Гоберник) и новым поколением воспитанников (Татьяна Волкова, Никита Исаченков, Ольга Калашникова, Елизавета Кондакова, Екатерина Чечельницкая, Лев Коткин, Мария Курденевич, Мария Корытова, Игорь Лизенгевич, Дмитрий Матвеев, Александр Медведев, Дарья Муреева, Андрей Назимов, Варвара Насонова, Александр Николаев, Ольга Петрушина, Сергей Пирняк, Анна Рудь, Нодар Сирадзе, Александр Суворов, Андрей Шибаршин).

Как говорил сам режиссер, работая над Хармсом, было решено «похулиганить, поимпровизировать, рискнуть». Наверное, хулиганство и риск удваивается самим произведением — Даниила Ивановича попробуйте-ка перехулиганить.

Пожалуй, удвоить авторам показалось недостаточно, можно сказать, что «Старуху» умножили на 7 или на 8 — как известно читателям Хармса, сложно точно сказать, какое из этих чисел идет первым. Главных героев, самого писателя — 8, столько же старух, вздумавших умереть в его комнате, и дамочек, встретившихся в «булошной» и многообещающе согласившихся идти вместе пить водку.

Соответственно, на восемь нередко умножаются реплики. Главный герой иногда растекается по сцене во всем своем коллективном бессознательном, а иногда разбивается на пары с дамочками, старухи тоже, то атакуют гурьбой, то сворачиваются в один жалкий комок. Ну и писатель всегда выводит одного себя за скобки — посидеть на краю сцены, прислонившись спиной к стене.

Главного героя так много, что на еще одного персонажа — Сакердона Михайловича — места уже не хватило, он не называется, и хотя водку с ним великолепная восьмерка пьет, его трудно отделить от нее же.

Умножить Хармса на 8

Безусловно, текст «Старухи» дополняется и другим Хармсом, от рассказа о человеке с тонкой шеей, побеждающего смерть неизвестным способом внутри сундука, до стихотворения «Молитва», которой все заканчивается вместо молитвы настоящей, произнесенной где-то в леске под Лисьим Носом. Точнее, в самом конце идет «Столкновение дуба с мудрецом».

гибель уха —

глухота,

гибель носа —

носота,

гибель нёба —

немота,

гибель слёпа —

слепота

Кстати, в качестве привычного для театра Женовача «аперитива» также выступают стихи Хармса, которые читают в фойе Сергей Пирняк и Нодар Сирадзе, исчезая затем в окне.

Ну и никуда нельзя было бы деться от вываливающихся старух, их количество, возможно, при задумке спектакля размножило и главного героя. С дефиле старух по сцене к разверстой раме и ритуала выпадания все и начинается.

В итоге, как всегда в «СТИ», вышел стильный спектакль с тонким прочтением автора и погружением в его атмосферу. Чего не хватило? Возможно, непосредственно актерства. Конечно, молодым артистам сложно конкурировать в начитке Хармса с Сергеем Юрским и Зиновием Гердтом (и с предыдущим выпуском Сергея Женовача, если не взмывать так высоко в облака), но другого варианта нет. Особенно, когда реплики повторяются многократно.

Но спектакли, в отличие от опасного народа покойников — живые, в этом плане любопытно будет посмотреть, как изменится эта «Старуха» в ближайшие годы. Что-то подсказывает, что она, как вино, подышит и станет еще лучше.

Умножить Хармса на 8

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

2 + десять =