Business is booming.

Выборы не помешали инфляции уйти в очередное пике

0 35

Выборы не помешали инфляции уйти в очередное пике

Как помнится, в конце марта нынешнего года глава Минэкономразвития Максим Решетников утверждал, что в этом месяце Россия вышла на пик инфляции. В дальнейшем она продолжит снижаться, так что к концу года аккуратненько уляжется в планируемые 4% годовых.

«На самом деле нам раньше-то говорили, что пик инфляции наступил в феврале, а в марте она должна пойти вниз. Вот март уже позади, и я подозреваю, что в мае последуют очередные заявления о достижении инфляционного пика в апреле, и теперь-то уже точно пойдет вниз», — отмечал тогда, комментируя для «СП» это заявление, аналитик ГК ФИНАМ Алексей Коренев. При этом он обращал внимание на то, что никаких предпосылок к снижению цен не видно, поскольку предпринимаемые властями меры этому никак не способствуют.

И ведь как в воду глядел!

С тех пор прошло полгода, и в самом начале триединого дня голосования наши монетарные власти не исключили, что в сентябре годовая инфляция может достичь пиковых значений. По их ожиданиям, это будет где-то в районе 7%, и в основном из-за эффекта низкой базы, поскольку в прошлом сентябре было хоть и небольшое (на 0,1%), но снижение цен.

Впрочем, уже к концу месяца, полагают в экономическом блоке правительства, рост цен в годовом выражении начнет снижаться. Правда, к целевому уровню в 4% годовых, по предположениям его аналитиков, инфляция в России вернется только во второй половине следующего года, поскольку повлиять на рост стоимости импортных товаров наша монетарная власть не имеет возможности.

«Энто как же, вашу мать, извиняюсь, понимать?», — почему-то сразу приходят на ум слова одного из героев сказки Леонида Филатова «Про Федота-стрельца…».

У нас в марте был инфляционный пик, в сентябре снова, оказывается, пик. Где-нибудь в ноябре-декабре, глядишь, еще один пик нарисуется. Мы на плато-то по инфляции в обозримом будущем залезем, в конце концов, или нет?

Или те 3 миллиарда рублей, 4,5% ВВП страны, которые государство, по словам президента РФ Владимира Путина, направило в пандемию коронавируса «на сохранение рабочих мест и доходов граждан, поддержку предпринимательства, перезагрузку инвестиционного цикла, помощь регионам, конкретным людям и семьям с детьми прежде всего», просто вылетают в трубу?

— Немного даже удивительно, как быстро «переобулись» в нашем экономическом блоке, потому что буквально за пару недель до выборов, еще до повышения ключевой ставки ЦБ, говорилось о том, что инфляция в стране к концу года сама по себе выйдет на целевые показатели в 4,3%, безо всякого резкого ужесточения денежно-кредитной политики, — подчеркнул сейчас Алексей Коренев. — Чем было обосновано такое утверждение, мне лично не совсем было понятно, потому что первоочередное влияние на инфляцию оказывает именно ставка.

Предположу, что тогда просто не хотели будоражить электорат накануне голосования резким повышением процентов по кредитам и так далее. И, действительно, ключевую ставку в итоге подняли всего на 25 базисных пунктов. И это, на мой взгляд, говорит только о том, что уже в начале октября ее, скорее всего, придется повышать еще раз, причем как минимум на те же 25, а то и на все 50 базисных пунктов, если мы действительно хотим победить инфляцию.

«СП»: — Почему, кстати, она так упорно продолжает расти? И что будет способствовать ее снижению?

— Действительно, несмотря на традиционное сезонное удешевление овощей, она растет. Потому что все остальные факторы, влияющие на ее рост, оказались сильнее, чем даже «борщевой набор».

Снижаться она может по причине ухода части глобальных факторов, связанных с инфляцией издержек, которые исчерпали свой потенциал — рост цен на топливо, металлы, стройматериалы. После резкого взлета спроса откат неизбежен. Потребительский спрос близок к своему исчерпанию, значит, потребительская инфляция тоже упадет.

Кроме того, повышение ключевой ставки тоже внесет свою лепту. Да, люди станут меньше занимать и меньше покупать, но часть денег они будут нести в банки на депозиты, доходность по которым возрастет. Значит, излишняя денежная ликвидность будет стерилизована. Так что притормозиться инфляция, скорее всего, все-таки должна.

«СП»: — Насколько сильно?

— Трудно сказать. Скорее всего, по сентябрю мы примерно так 7% и увидим. Потом будет снижение. Но выйдем ли мы на 4% в начале 2022 года — вопрос. Бог его знает, что там может случиться. Достаточно сейчас подняться очередной волне коронавируса или вырасти ценам на энергоносители — а посмотрите, что творится сейчас с газом в Европе — и вот вам очередной виток.

Думаю, к тому периоду мы, может быть, откатимся до 6%. Или до 5%. Но уж никак не до 4%. Слишком уж мы глубоко провалились, чтобы быстро из этой ямы выбраться. Тем более, что у нас сейчас реализуются достаточно объемные меры соцподдержки. Понятно, что в основном они пришлись на сентябрь, однако, похоже, что особо сворачивать их не собираются.

Например, повышаются зарплаты (не выплаты) тем же военнослужащим. В бюджете эти деньги заранее не были предусмотрены, значит, для покрытия этих расходов будет использован эмиссионный механизм. А эмиссионный механизм — ну, здравствуй, инфляция!

В общем, подытожил Алексей Коренев, вот уже полтора года мы живем в эпоху, когда абсолютно ничего нельзя сказать, что нас ждет завтра. Остается только подождать и посмотреть.

Впрочем, учитывая, что совсем недавно наши монетарные власти в своем прогнозе допустили вероятность нового мирового финансового кризиса уже в 2023 году, складывается ощущение, что ничего хорошего в том числе и с инфляцией мы в этом ближайшем будущем не увидим.

Правда, экономический блок правительства оценивает такую вероятность как крайне низкую. Однако, учитывая то, как та же инфляция периодически обманывает его ожидания по выходу на свой пик, возникает подозрение, что и здесь тоже все может пойти с точностью до наоборот.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

2 + шесть =