Business is booming.

Седалище одного чиновника занимает 26 директорских кресел

0 123

Седалище одного чиновника занимает 26 директорских кресел

Наличие госчиновников в советах директоров на прозрачность госкорпораций не влияет, и эффективности им не прибавляет. Только сразу припоминается знаменитая цитата из кинофильма Марка Захарова «Сразу на двух конях? Седалища не хватит!». Как оказалось, нашим бюрократам хватает — за некоторыми числится по два десятка руководящих кресел.

То, что фактически одни и те же лица, которые являются представителями со стороны государства в акционерных обществах, представляют эти интересы сразу в нескольких акционерных обществах, обсуждалось на днях в Госдуме.

«У нас такие были, как я их называю, „мультиуправленцы“, уникальные люди, которые одновременно умудрялись представлять интересы государства сразу аж в 26 акционерных обществах. Поэтому говорить о том, что там идет какая-то системная работа, конечно, не приходится», — рассказал аудитор Счетной палаты РФ Андрей Батуркин.

Всего же, по результатам проверки аудиторами Счетной палаты РФ, за 2020 год выявлено 3,7 тыс. нарушений в работе государственных органов на сумму 355,5 млрд. рублей. Наибольшая доля здесь приходится на нарушения при госзакупках и закупках отдельными видами юридических лиц — опять же госкорпорациями, госкомпаниями и т. д. — 108,7 млрд. рублей.

Но это далеко не полный и не окончательный подсчет, поскольку более 90% акционерных обществ с госучастием остаются в серой зоне, их деятельность никак не анализируется:

«У нас фактически идет разное количество ФГУП и АО с участием государства по версии Росимущества, по версии ФНС и, соответственно, данными Росстата. Также нет полноценной информации о результатах финансовой деятельности организаций с государственным участием», — посетовал аудитор Счетной палаты.

— Необходимо изменить систему корпоративного управления в интересах государства, считает депутат Государственной думы II созыва, доктор исторических наук Михаил Таранцов:

— В свое время это было правильное решение — создать государственные компании, государственные корпорации. Они — основа нашей экономики, ее фундамент. Сейчас это, зачастую, ведущие предприятия в своей отрасли, в своем направлении деятельности, производственные структуры, бизнес- единицы, которые обеспечивают приличное количество рабочих мест и весьма приличные налоговые поступления. Поэтому то, что у нас в стране есть такая форма хозяйствования, считаю, плюс.

Вместе с тем, эта тема совершенно непрозрачная. Ведь Счетная палата привела очень показательные цифры — только десять крупнейших акционерных обществ, в которых есть участие государства, так или иначе под контролем государства, это всего-навсего в пределах одного процента от числа всех компаний с госучастием. А более 90% АО, где участвует государство, не имеют такого контроля, и практически их деятельность вне зоны серьезного внимания.

Конечно же, не только экономическая логика, но и логика просто здравого смысла подсказывают, что все должно быть наоборот. Если это компании с государственным участием, большим или меньшим — это уже второй вопрос, то очевидно, что государство должно иметь абсолютно полную, всестороннюю картину обо всех аспектах существования и деятельности этих компаний и акционерных обществ. То есть, естественно это будет открыто и для общественности. Конечно, там, где это не касается обороны страны.

Второй момент. Ведь абсолютно же недопустимо, что действуют разные схемы начисления и уплаты дивидендов с той прибыли, которую получают компании с государственным участием, те дивиденды, которые должны идти в государственную казну. Разные схемы действуют, разные подходы. И это, конечно, нелогично и вряд ли этому можно найти какие-то, прежде всего экономические объяснения. Должны быть одинаковые, что называется, правила игры. Я думаю, что государство должно быть в первую очередь в этом заинтересовано.

И вот смотрите, какая еще показательная цифра — 97% объема дивидендов, которые государство получает от компаний с его, государства, участием, это дают 20 самых крупных предприятий, корпораций и АО из такого разряда. А более 500 таких компаний за последние 3 года вообще ни копейки не перечислили. Это та тема, которая требует оперативного реагирования и то, что должно измениться в самом ближайшем будущем. Единые подходы, единые принципы, и платить в госбюджет должны будут все компании с государственным участием — полным или частичным. Иначе теряется сам смысл создания и существования таких компаний.

Ну и третий момент, принципиальный. Надо избавиться от «многостаночников». Ведь формально один человек может представлять интересы государства сразу в нескольких компаниях. Но на практике он не сможет работать эффективно — в интересах дела, в интересах государства, так чтобы этот государственный интерес не просто блюсти формально, но и деятельно представлять и развивать его, продвигать в рамках тех экономических структур, где он занимает места в советах директоров.

К тому же, у таких «многостаночников» есть какие-то другие свои обязанности на государственной службе, а представительства в госкомпаниях — это, что называется, дополнительные поручения. Но если один человек в пяти-десяти, а то и больше компаниях и АО представляет интересы государства, то мы понимаем, что даже физически это просто невозможно сделать, не то что квалифицировано, но и мало-мальски, выражаясь школьным языком, даже на хиленькую «троечку» не получится сделать. Невозможно.

При этом у нас в стране достаточно квалифицированных, грамотных специалистов, которые могут быть назначены, направлены в конкретные компании представлять интересы государства. Если ограничить такое представительство только одним человеком, то он будет полностью погружен в эту сферу и от него тогда можно ждать и требовать эффективной, результативной работы.

Он будет полностью владеть ситуацией, знать все нюансы, понимать, что происходит сегодня и какова перспектива на завтра. А самое главное, понимая все это дело, он будет квалифицированно действовать в интересах государства, способствуя работе госкомпании, с тем, чтобы она более эффективно, более динамично развивалась, и приносила больше дохода, в том числе, государству, интересы которого этот человек представляет.

— В Китае модель управления управление государственными активами похожа на российскую. Но там руководители реально несут персональную ответственность, — отметил президент Русско-Азиатского союза промышленников и предпринимателей (РАСПП) Виталий Манкевич:

— Текущая ситуация с государственными компаниями в России действительно вызывает вопросы. На первый взгляд кажется, что уровень эффективности и отдача на капитал в этих компаниях ниже. Но одна компания с государственным участием с другой — рознь. В том же «Сбербанке» финансовые показатели на высоком уровне, в ВТБ хуже. В Газпромнефти лучше, в других нефтяных компаниях с государственным участием хуже. Вместе с тем, есть и частные компании, которые плохо управляются. От типа собственности, в среднем, эффективность не зависит.

При этом есть некоторые различия. В России пакеты акций принадлежат Росимуществу, а доходы от них поступают в федеральный бюджет. Вместе с тем, в Европе популярна модель, когда местный пенсионный фонд владеет долями в госкомпаниях и дивиденды от них также идут на обеспечение пенсий как нынешних, так и будущих поколений. В Гонконге, кстати, похожая модель.

В Китае модель управления похожа на российскую: управление государственными активами осуществляется Комитетом по контролю и управлением государственным имуществом Китая. По сути, это аналог Росимущества. Мне кажется, если госпакеты акций в российских компаниях с госучастием будут принадлежать российским пенсионерам, то это будет более правильно, и будет рождать правильный спрос, что приведет к росту эффективности сектора.

По сравнению с Россией, в Китае лучше выстроено стратегическое планирование: оно увязано между различными отраслями, цели взаимосвязаны, и есть системное видение, куда нужно развивать экономику.

У руководителей китайских госкомпаний высшего и среднего звена есть персональная ответственность. Провал проекта, потеря денег налогоплательщиков — это конец карьеры. В России же за провалы, не наказывают, а иногда и повышают. Этот негативный отбор также влияет на результаты.

Для успехов нам надо сочетать плюсы и передовые мысли как Востока, так и Запада по части улучшения планирования, введения персональной ответственности для топ-менеджеров для достижения KPI, а также перевести пакеты госкомпаний в собственность нынешних и будущих пенсионеров. Запрос со стороны общества и правильная стратегия позволят существенно улучшить ситуацию.

— По закону имущество и денежные средства, которые передаются госкорпорации, перестают быть собственностью государства и становятся собственностью госкорпорации, а воздействие на них минимизировано, — напомнила доцент экономического факультета РУДН Елизавета Рузина:

— К числу проблем, связанных с деятельностью госкорпораций, специалисты относят, помимо прочих, неэффективную систему корпоративного управления, основанную на «мультиуправлении»; высокую долю нарушений, связанных с проведением госзакупок и формированием и исполнением бюджета; неэффективное перераспределение инвестиционных ресурсов; инкорпорацию в государственные структуры; монопольное ценообразование.

Что же находится у истоков этих проблем? Обратимся к законодательству по данному вопросу.

Напомню, согласно ФЗ «О некоммерческих организациях», государственная корпорация — это не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная Российской Федерацией на основе имущественного взноса и созданная для осуществления социальных, управленческих или иных общественно полезных функций.

Во-первых, имущество и денежные средства, которые передаются госкорпорации, перестают быть собственностью государства и становятся собственностью госкорпорации.

Во-вторых, минимизировано воздействие учредителя на деятельность госкорпорации.

Кроме того, на отдельные госкорпорации не распространяется действие ряда пунктов ФЗ «О некоммерческих организациях», которые регламентируют контроль над деятельностью НКО, также, как и положения о раскрытии информации и действие ФЗ «О несостоятельности (банкротстве). За неразмещение предусмотренных законодательством сведений госкорпорации ответственности не несут.

А с учетом того, что госкорпорации создавались в свое время под решение конкретных задач (например, Государственная корпорация по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи как горноклиматического курорта прекратила деятельность после решения уставных задач), очевидно, что объем полномочий, управленческих функций и самостоятельности у них сегодня зачастую чрезмерный.

В силу обозначенных и других причин эффективность деятельности госкорпораций и эффективность их управления пока не находится на максимально возможном уровне.

Повысить ее возможно, например, за счет введения независимых директоров в структуру управления; проведения внешнего аудита и внутреннего контроля; контроля цен и финансовых потоков госкорпораций; размещения в открытом доступе отчетности, предусмотренной законодательством. А также путем обязательного использования 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» для экономии средств.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

шестнадцать + 12 =