Business is booming.

Российские преступники под «крышей» Статуи Свободы

0 27

Российские преступники под «крышей» Статуи Свободы

Почти две сотни фигурантов уголовных дел, ранее объявленных в международный розыск за преступления, совершенные на территории России, нашли убежище в Соединенных Штатах. Об этом накануне профессионального праздника — Дня работника прокуратуры, который отмечается в стране 12 января, рассказал в интервью РИА «Новости» начальник Главного управления международно-правового сотрудничества Генеральной прокуратуры РФ Петр Городов.

Он отметил, что добиться экстрадиции этих людей не удается из-за отсутствия между Москвой и Вашингтоном двустороннего договора о выдаче. Другие же международные механизмы, как, например, положение многосторонних конвенций ООН против транснациональной организованной преступности, коррупции, американские власти не рассматривают.

По словам представителя Генпрокуратуры, в 2020 году России удалось добиться депортации из США только одного человека. А в 2019 они вообще никого не депортировали.

В этом смысле Штаты, пожалуй, могут соперничать только с Великобританией, которая в 2005 году выдала России 32-летнего петербуржца Максима Винцкевича, обвиняемого в нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть. Это был первый и (на данный момент) единственный случай экстрадиции британскими властями российского гражданина за многие десятилетия.

Именно поэтому, видимо, россияне, нарушившие закон и желающие укрыться от уголовного преследования на Родине, обычно выбирают как раз между США и Англией.

Но дело не только в том, сколько именно сбежавших от правосудия наших граждан, нашли себе пристанище в этих странах (или где-то еще за рубежом). Вопрос, как они сумели туда выехать? Кто дал карт-бланш на побег?

— Я полагаю, что 200 скрывающихся фигурантов, это много, — комментирует ситуацию доктор юридических наук, полковник полиции в отставке, автор ряда книг о борьбе с организованной преступностью и коррупцией Петр Скобликов. — Не только потому, что двести — это не двадцать и, тем более, не два. Эти двести (или около того) — видимая часть айсберга, ведь представителем Генпрокуратуры оглашены сведения лишь о тех разыскиваемых лицах, относительно которых правоохранительные органы располагают достоверной информацией о том, что они находятся на территории США.

Вместе с тем, некая часть разыскиваемых также находится в Штатах, но правоохранительные органы этого не знают. Не исключаю, что доля их даже больше первой. Ведь находящиеся в розыске люди не афишируют место своего пребывания, а, напротив, обычно его скрывают.

Также следует принять во внимание, что ресурсы, возможности правоохранительных органов ограничены. И если удалось установить место нахождения на территории США двухсот человек, то, вероятнее всего, они фигуранты серьезных, резонансных дел, и (или) причинён особо крупный ущерб.

Но есть и другие, менее значимые дела, с позиции правоохранительных органов. Отсюда не следует, однако, что так считают и потерпевшие. Возможно, даже наоборот.

В любом случае, обнародованное количество обвиняемых, скрывающихся в США, указывает на очень серьёзную проблему. Причем, проблему, у которой нет простого, очевидного и быстрого решения.

«СП»: — Каким образом, по-вашему, эти люди сумели выехать?

— Вопрос многослойный. С учётом всех значимых обстоятельств можно смоделировать несколько типичных ситуации.

Первая ситуация. Разыскиваемые лица выехали с территории РФ ещё до возбуждения уголовного дела либо после возбуждения уголовного дела, после выполнения своего преступного плана. Нет дела — нет и препятствий для выезда.

Между совершением преступлением и его выявлением, возбуждением уголовного дела проходит какое-то время. Это может быть несколько дней, несколько месяцев и даже несколько лет. И в этот период или даже до него, преступник волен подготовить отъезд: перевести активы, вывезти родственников, продать российскую недвижимость, бизнес, оформить документы, получить визы и т. д. А затем спокойно, легально отправиться в путь. Непосредственно в США или транзитом через безопасные страны, откуда, как когда-то с Дона, выдачи нет.

Второе. К моменту отъезда уголовное дело уже возбуждено, но наш герой к ответственности ещё не привлечен. Например, он проходит по делу свидетелем. Органы предварительного следствия ещё не установили его вину, не собрали достаточные доказательства. Возбуждение уголовного дела заставляет виновного торопиться с отъездом, но, как и в предыдущем случае, правовых препятствий для его выезда за пределы России нет.

Наконец, третья ситуация: уголовное дело возбуждено, обвинение предъявлено, и к обвиняемому даже применена некая мера пресечения. Но вот удержит ли эта мера обвиняемого дома?

«СП»: — Поясните.

— Уголовная политика нашего государства последние годы крайне лояльна по отношению к обвиняемым в экономических преступлениях. Они, как я полагаю, превалируют среди скрывающихся в США. Но, по нашему процессуальному закону, к обвиняемым в экономических преступлениях нельзя применять взятие под стражу в период предварительного расследования и судебного производства.

Поэтому можно, например, по проселочной дороге, или через лес, поле пересечь границу с Украиной (либо Прибалтикой). Там нет сплошной контрольной следополосы, колючей проволоки и многочисленных погранпостов. Граница порой проходит через огороды. Ну, а дальше можно двигаться вполне себе легально. По заграничному паспорту гражданина РФ (если его не нашли, не отобрали сотрудники следствия) или по виду на жительство в другой стране, либо даже по паспорту другой страны.

Такие люди давно освоили зарубежье, знают писаные и неписаные законы стран, через которые и в которые следуют. Имеют там приятелей, жильё, счета в банках, акции в депозитариях, бизнес и т. д.

Представитель Генпрокуратуры привел интересные данные. Но для осмысления описанной в его выступлении проблемы этой информации недостаточно.

Возникает ряд вопросов, ответы на которые не только полнее раскрыли бы проблему, но и дали подсказки, что надо предпринять нашему государству, обществу, дабы опасные преступники не избегали ответственности, не демонстрировали привлекательность и безопасность криминальной карьеры.

«СП»: — Что за вопросы?

— В каких преступлениях обвиняются скрывающиеся на территории США люди. Каков характер и размер причиненного ими вреда. Кто пострадал в каждом случае: государственные и муниципальные интересы, собственность. Корпорации, коммерческие, иные организации или, возможно, отдельные граждане.

Хотелось бы знать, какой был социальный статус беглецов, чем они официально занимались. Чиновники это, предприниматели, топ-менеджеры, безработные — кто?

И, разумеется, важно, когда эти люди скрылись: до возбуждения уголовного дела или после. Была ли к ним применена мера пресечения. Если да, то какая, если нет — почему. Проводились ли служебные проверки по всем этим фактам, и кто, какую ответственность понёс.

Что, в конце концов, предпринято, чтобы предупредить успешный отъезд подозреваемых и обвиняемых за рубеж?

Известный адвокат и правозащитник Дмитрий Аграновский, в свою очередь, считает, что прятаться от правосудия в чужой стране, это нормальная практика не только для России, не только для США, но и для всего мира:

— Тут уж как повезет. Например, из Испании выдают более охотно. Штаты и Англия, мне кажется, просто из вредности, чтобы нам насолить, этого не делают, даже когда предоставляются достаточно серьезные материалы в обоснование. Поэтому, успеешь сбежать и каким-то образом там закрепиться, считай, тебе повезло.

Но не скажу, что цифра двести, озвученная представителем Генпрокуратуры, слишком велика. Нет. И это не является какой-то серьезной угрозой для национальной безопасности. Тем не менее, работа будет продолжаться, чтобы эти люди могли предстать перед правосудием. Ведь бывали случаи, действительно, когда, потеряв бдительность, они задерживались в какой-то третьей стране и экстрадировались в Россию.

Государство умеет ждать в этом смысле. Для этого есть все возможности, все организации, все соответствующие структуры.

Но повторюсь, это практика не одиночная. Хотя США и Великобритания здесь и отличаются, поскольку у них политические мотивы основные.

Новая администрация Байдена практически открыто позиционирует Россию, как врага, о чем тут говорить? Они еще нацистских преступников использовали в свое время против нас. Так что это тянется очень давно. Не случайно немцы в конце войны, напомню, стремились сдаться именно американцем.

Но тогда у нашей страны были совершенно другие возможности. Никому в голову не приходило укрывать тех же власовцев — знали, что у Дядюшки Джо, как они называли Сталина, это вызовет большое неудовольствие.

Сейчас, конечно, у нас руки стали короче. Но, в общем, я не вижу в этом какой-то принципиальной трагедии. Это нормальный рабочий процесс.

«СП»: — Почему американцев и британцев, которые так рьяно борются с коррупцией в других странах, не интересует происхождение капиталов тех, кто сбежал к ним от российского правосудия? Ведь многие из этих людей вывели огромные суммы, украденные у государства.

— Давайте уважать конституционный принцип презумпции невиновности. Мы не можем сказать, что капиталы наворованы, пока не доказано обратное решением компетентных органов. Каждый случай, на самом деле, индивидуален.

Опять же, это политика. К сожалению, отчасти, политика государственная Великобритании и Соединенных Штатов.

Вот Джулиана Ассанжа они держат довольно цепко — это к вопросу о приоритетах. А приоритеты у них антироссийские. Поэтому — увы! — разного рода наши беглые граждане не просто находят там политическое пристанище, но и живут там очень неплохо.

Это, кстати, многое говорит о состоянии дел в самих США и Великобритании. Они себя позиционируют как эталон демократии и верховенства закона, но за красивой картинкой, как многие уже поняли, скрывается откровенное лицемерие и ложь.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

4 × 4 =