Business is booming.

Путин предрек борьбу всех против всех

0 102

Путин предрек борьбу всех против всех

Президент Владимир Путин выступил на Всемирном экономическом форуме в Давосе — впервые после 12-летнего перерыва. Российский лидер рассказал, как изменился мир во время пандемии коронавируса, о новых вызовах эпохи глобализации и угрозах международной безопасности, а также призвал все страны максимально сблизить позиции.

Особый акцент Путин сделал на социально-экономической повестке. Он обратил внимание на кризис прежних моделей и инструментов экономического развития. По его словам, рост экономических проблем и неравенство раскалывают общество, порождают социальную, расовую, национальную нетерпимость, причем напряжение прорывается наружу даже в странах с, казалось бы, устоявшимися гражданскими и демократическими традициями. Так, за последние 30 лет в ряде развитых стран доходы более половины граждан в реальном выражении не росли, зато стоимость услуг образования и здравоохранения увеличилась. Он также отметил успехи Китая в борьбе с бедностью, и призвал все страны объединить усилия в решении этой проблемы.

По мнению российского лидера, происходящее сказывается и на характере международных отношений: ослабляются международные институты, множатся региональные конфликты, деградирует и система глобальной безопасности

«Ситуация может развиваться непредсказуемо и неуправляемо. Если, конечно, не предпринимать ничего для того, чтобы этого не случилось. Тем более, есть вероятность столкнуться с настоящим срывом в мировом развитии, чреватым борьбой всех против всех», — отметил Путин.

По его словам, можно ожидать более агрессивных действий в отношении стран, не согласных с ролью управляемых сателлитов. Подобная игра без правил критически повышает риски одностороннего применения военной силы, считает российский президент. Он добавил, что эксперты сравнивают ситуацию с тем, что происходило в мире в 1930-х.

Путин напомнил, что неспособность и неготовность разрешать подобные проблемы в XX веке обернулись катастрофой Второй мировой войны. Он также отметил, что сейчас глобальный горячий конфликт в принципе невозможен, поскольку он означал бы конец цивилизации.

— Если убрать из выступления Путина некоторые специфические моменты, то в целом такую речь на форуме мог произнести лидер любой современной крупной развитой державы, — считает кандидат политических наук, исполнительный директор Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок. — Критика текущей модели глобального развития (или критика отсутствия таковой), призыв к коллективному действию, внимание к гигантам информационной сферы и указание на необходимость их регулирования — это в духе мирового мейнстрима. Речь Владимира Путина не была конфронтационной. Очевидно, его выступление должно было продемонстрировать, что Россия не стремится к самоизоляции, но готова вместе с другими ответственными странами строить общее будущее, исходя из более-менее общего понимания текущего положения вещей.

«СП»: — Путин отметил кризис прежних моделей и инструментов экономического развития, усиление социального расслоения, резкую поляризацию общественных взглядов. Это мнение разделяют другие участники?

— Российский президент также обратил внимание на межстрановые противоречия, а ближе к концу выступления сказал о глобальном экологическом вызове. В целом, давосское выступление Путина в принципиальных моментах совпадает или, во всяком случае, не противоречит общезападному консенсусу.

Надо понимать: человечество живёт лучше, чем когда-либо в истории, проблемой является не угроза массового голода, но огромный разрыв между наиболее богатыми и самыми бедными. Сегодняшние бедные гораздо менее бедны, чем 50 или 100 лет назад, но сегодняшние богатые намного более богаты, чем богачи дня вчерашнего. Учитывая развитие современных информационных технологий, чужое богатство легко могут видеть многие миллионы людей скромного достатка — сопоставляя себя с богачами, они начинают чувствовать себя беднее, чем есть на самом деле. Отсюда, помимо прочего, проявления социального недовольства, на которые указывает российский лидер.

«СП»: — Путин назвал социально-экономические проблемы ключевым вызовом для всего мира, а основной задачей выход из бедности. Это реально в мировом масштабе? Россия тут может показать какой-то пример, сыграть координирующую роль?

— Россия вряд ли сможет координировать мировую борьбу с бедностью, да и вряд ли кто-то будет ставить такую задачу. Впечатляющих успехов добился в этом направлении Китай. Но, во-первых, речь шла исключительно о своей стране, а не о мире в целом, во-вторых, всё происходило в рамках тоталитарной политической системы, а, в-третьих, ценой прогресса стало масштабнейшее разрушение окружающей среды — из-за грязного воздуха жители Шанхая стали носить на улицах медицинские маски задолго до того, как это стало мейнстримом.

Бедных, действительно, становится всё меньше в мировом масштабе — речь идёт, разумеется, об экстремальных уровнях бедности, в которых человечество жило большую часть своей истории. Такого уже практически нет. Вместе с тем рост условного среднего класса в мировом масштабе несёт в себе существенные минусы. Возьмём экологию. Люди любят потреблять. Когда у людей растут доходы, всегда растёт и уровень потребления. А вместе с ним растёт и количество отходов, производимых человеком. Уже сейчас мы говорим о загрязнении мирового океана пластиком, идущим преимущественно из бедных стран Африки. Насколько увеличится пластиковое загрязнение при увеличении доходов жителей Африканского континента? Кроме того, растущий средний класс традиционно критически настроен по отношению к власти, что ведёт к непредсказуемой политической динамике во многих странах мира, демонстрирующих хорошие экономические показатели.

«СП»: — По словам Путина, основную выгоду от глобального роста получили развивающиеся страны, однако результатом этого стал разрыв в доходах граждан. По его словам, дальнейшее развитие глобальной экономики будет основано на повышении роли государства, ответственность между странами надо увеличить. Как это понимать? Путин против глобализации или за?

— Здесь как раз мы наблюдаем расхождение между скорее «антиглобалистской» риторикой российской власти, используемой для внутреннего пользования, и гораздо более сбалансированной позицией по этому вопросу, транслируемой Путиным вовне. Парадокс глобализации состоит в том, что её наиболее ярые противники не живут в лесу, но, напротив, активно распространяют свои идеи через такие символы глобализации, как Интернет, гаджеты и социальные сети, ходят в кроссовках и джинсах, не чужды фастфуда и используют английский для международного общения.

Со случившимися в один год Brexit’ом и приходом к власти в США Трампа некоторые комментаторы и политические активисты связывали чуть ли не сворачивание глобализации. Сторонники конспирологических теорий утверждали, что незримые глобальные элиты осознали, что текущая модель мирового развития зашла в тупик, и решили поставить на силы разрушения, цель которых — осуществить «перезагрузку» мира в целом. Свидетели падения доллара тоже ждали своего звёздного часа. Но случился коронавирус, за ним Байден, а мир более-менее остался на месте.

«СП»: — Кстати, о коронавирусе. Путин призвал выработать новые механизмы взаимодействия между странами. Это возможно? Мы все еще можем решать проблемы, сообща?

— Каждый сам за себя быть не может даже при большом желании. Возьмём «соцсоревнование» по изготовлению вакцины от коронавируса. Вряд ли мы можем с уверенностью утверждать, что в каждой стране работу над препаратом вели исключительно граждане данной страны — от уборщицы до директора, — используя только аппараты, изготовленные в данной стране, обрабатывая полученные результаты на компьютерах, изготовленных в данной стране, обсуждая полученные результаты через смартфоны, изготовленные в данной стране. Мир уже глобален, просто мы настолько к этому привыкли, что не обращаем внимания, думая, что «глобализм» — это что-то иное, далёкое и пугающее. А это наша повседневная жизнь. Любой человек, читающий сейчас эти строки, часть глобального мира. Причём этот мир случился, в известной степени, случайно, без чьего-то конкретного предварительного плана.

Есть мнение, что модель ООН и ВОЗ устарела и необходимо переходить к каким-то новым механизмам межстранового взаимодействия. Под новыми механизмами обычно подразумевается лучшая синхронизация и большая глобальная управляемость. И здесь возникает проблема: кто будет управлять и, что не менее важно, как будут принуждать к синхронизации те страны, которые не согласны с общим решением по тому или иному вопросу? Некоторые страны можно принудить к порядку через санкции. Но если речь идёт о больших странах, без которых успешная реализация общемировых задач немыслима, как быть? И где проходит грань между общечеловеческим благом и национальным суверенитетом?

«СП»: — Путин также заявил, что есть вероятность столкнуться со «срывом в мировом развитии» и «борьбой всех против всех». Как это будет выглядеть?

— Сегодня не существует никаких предпосылок для глобального конфликта, в классическом смысле этого слова. Сегодня мы говорим об экономических войнах, имея в виду взаимные санкции, и о гибридных войнах, когда работа очередных окологосударственных хакеров оказывается предметом межгосударственных скандалов. Считаю необходимым подчеркнуть, что «войны», где никто не умирает, — это очень хорошие войны. Как и глобальные конфликты без жертв.

Слово «кризис» в последние годы используется настолько часто, что потеряло всякую остроту. Говорят о кризисе глобализации, либерализма, капитализма, государственности, семьи, религии и всего остального. А если оглянуться по сторонам, то всё в порядке. Население Земли на сегодня 7,7 млрд. человек, столетие назад было 2 млрд. Средняя продолжительность жизни по планете — за 70 лет, сто лет назад была в два раза меньше. Также можно сравнить данные по доступности образования, здравоохранения, электричества и пресной воды, продуктов питания. Где кризис, о котором многие говорят? Да, действительно, есть в человечестве маленький процент сверхбогатых, имеющих в собственности непропорционально большую часть мировых благ. Что делать будем? Завидовать будем. Плюс обратим внимание, что сверхбедных становится меньше, а это не может не радовать.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

один + двенадцать =