Business is booming.

Отменить пенсионную реформу, снизить налоги и вернуть смертную казнь

0 20

Отменить пенсионную реформу, снизить налоги и вернуть смертную казнь

ВЦИОМ выяснил, каких перемен в стране желают россияне. Идеал большинства не очень-то совпадает с действиями, предпринимаемыми властью. Скорее, противоположен. И это накануне выборов в Госдуму, которые состоятся в сентябре. Разрыв между ожиданиями избирателей и реальностью чреват неожиданными последствиями.

Респондентам предложили назвать пять направлений, требующих реформ. Абсолютным лидером стало требование вернуть прежний пенсионный возраст (14%). Вторым по распространенности стало ужесточение наказания за взяточничество (7%). Третье и четвертое место поделили «принятие законов, направленных на развитие страны» (6%) и «изменение налоговой системы» (6%).

Во «второй лиге» требований: отмена ЕГЭ (5%), возвращение прежнего варианта Конституции (3%), отмена моратория на смертную казнь (2%) и закон о домашнем насилии (2%). Причем больше половины респондентов затруднились дать ответ о предпочитаемых направлениях реформ. Вряд ли у них все хорошо… Боятся отвечать искренне? Не верят, что их мнение может на что-то повлиять?

Интересно, что самые яркие требования россиян направлены на отмену либеральных преобразований прежних лет. Так, повышение пенсионного возраста было требованием МВФ к социально-экономическому блоку правительства РФ, отданному Путиным на откуп идейным наследникам Егора Гайдара. Да и сам президент был за реформу, не представляя ее катастрофических последствий.

Возвращение смертной казни (давно не спорили об этом) можно объяснить всколыхнувшей страну историей выхода на свободу после 17-летнего срока скопинского насильника, а также анормальным вниманием, которое стали ему оказывать медиа. Известие о том, что маньяка приглашают на телешоу, платят за интервью миллионы, водят в рестораны, не может не раздражать.

Между тем мораторий на смертную казнь считался одним из главных «достижений» ельцинской эпохи, призванным встроить Россию в европейское правовое пространство. Получается, что платой на европеизацию, западничество страны стал почет и достаток таким вот скопинским насильникам. В то время как средний класс в стране, по словам Путина, живет на 17 тысяч рублей в месяц.

То же касается и ЕГЭ, который стал формой навязывания чуждой России болонской системы образования, последствия которой уже начинают сказываться на новом поколении россиян. Плохо знающие историю многие из молодых людей с презрением относятся к собственной стране, стремятся «валить из рашки» и поддерживают прозападную оппозицию, не понимая о чем идет речь.

Доцент кафедры экономики труда СПбЭГУ Андрей Песоцкий обращает внимание на значимость для россиян социально-экономических вопросов.

— Опрос ВЦИОМ показал любопытную закономерность. Оказалось, что несмотря на то, что граждане весьма критично оценивают ситуацию в России, конкретизировать, что их не устраивает, оказалось несколько сложнее. Таких неопределившихся оказалось 53% (опрос был инициативный — Авт.). То есть определенная тревога за будущее страны у опрашиваемых присутствует, но сформулировать, чем именно она вызвана, люди порой не могут.

Среди изменений в стране, которые граждане хотели бы видеть, лидирует возвращение прежнего пенсионного возраста (14%). Это немало, учитывая тот факт, что пенсионная реформа давно отсутствует в информационной повестке. Характерно, что вернуть прежнюю версию Конституции желает всего 3% опрошенных, несмотря на то, что это гораздо более «свежая» тема. Сторонников прежней версии Конституции оказалось даже меньше, чем противников Путина в стране (ну или, скажем мягче, тех, кто не одобряет действия президента).

Претензии оппозиционно настроенных граждан прежде всего социальные. Либеральные тезисы о необходимости добиться сменяемости первого лица в стране вызывают гораздо меньшие эмоции у критиков власти, чем повышение пенсионного возраста. Между тем, успешной эту реформу нельзя назвать даже с точки зрения госаппарата. Одна из главный целей, которая провозглашалась во время ее насильственного проталкивания, — рост уровня жизни тех, кто уже на пенсии. Но жизнь стариков не стала лучше. Этому вторят и цифры статистики: расходы ВВП на пенсионное обеспечение упали с 9% в 2017 году до 8,6% в 2018 году, и до 7,9% в 2019 году, как констатируют аудиторы Счетной палаты.

Получается, что распределение благ в России в пользу пенсионеров не происходит, несмотря на то, что люди стали позже выходить на пенсию благодаря задумкам медведевского правительства, которые пришлось навязывать большинству.

В свою очередь член Совета «Левого Фронта», политконсультант Максим Фирсов не исключает социальные волнения перед сентябрьскими выборами из-за неспособности партии власти потрафить ожиданиям большинства избирателей:

— Сама по себе тенденция, что власти интересуются мнением людей, обнадеживает. Однако эти надежды вряд ли реализуются во что-то конкретное.

«СП»: — Почему?

— По опросу видно, что людей больше всего волнуют социальные проблемы. Чаще всего главным решением, которое стоит отменить, называли пенсионную реформу. То есть недовольство, которое возникло в 2018 году, никуда не исчезло. Тема продолжает удерживать первую позицию более трех лет. Вторая важная для всех тема — налоги. Это последствия еще одного непопулярного решения, — повысить НДС до 20%. Люди ежедневно чувствуют последствия этого на своем кошельке. Много сторонников жесткого наказания за взятки, что говорит о росте недовольства социальным неравенством, показной роскошью элиты, которая во многом обусловлено коррупцией.

А вот вопросы смертной казни, домашнего насилия и изменений Конституции остались на периферии общественного мнения. В рамках либерального экономического курса они неразрешимы. В условиях, когда доходы бюджета падают, санкции ужесточаются, экспорт сырья сталкивается со все новыми и новыми трудностями, взять несколько триллионов рублей для того, чтобы «сдать назад» по этим вопросам, просто неоткуда.

На глобальные меры, будь то национализация ведущих отраслей, изъятие сверхдоходов у крупного капитала, остановка свободного вывоза капитала за рубеж, на все это власть не готова по мировоззренческим основаниям. А это значит, что будут использоваться другие инструменты для работы с общественным мнением. Прежде всего — одноразовые выплаты перед выборами. Хотя эффективность таких шагов сомнительна. Многие их справедливо расценивают как подачки.

«СП»: — Есть личный опыт?

— Мои знакомые предприниматели, которые занимаются проведением массовых развлекательных мероприятий, аккуратно заполняли заявки на компенсацию в размере 14130 рублей на сайте ФНС, однако ответом им была тишина. «Наверное, по ОКВЭДам не прошли», говорили они, не дождавшись реакции на свои заявления. Вряд ли такие меры поддержки укрепили доверие между народом и властью.

Более известным обществу показательным примером могут служить меры поддержки населения во время карантина. Многие семьи с детьми, медики, индивидуальные предприниматели выцарапывали обещанные 10 тысяч рублей по несколько месяцев и даже были вынуждены звонить на Прямую линию президента. А во вторую волну пандемии выплат уже не было.

Другими испытанными способами манипуляции общественным мнением являются бурные дискуссии по горячим вопросам истории или принятие популистских мер, например, показательных арестов чиновников уровня губернатора или даже министра. Такие методы по-своему, конечно, хороши, но арестованного чиновника, как говорится, на хлеб не намажешь.

«СП»: — А ведь именно «намазать на хлеб» хочет большинство российских избирателей…

— Избирательная кампания осенью 2021 года будет проходить на крайне негативном для «Единой России» фоне. Если к этому фону добавить массовые неприкрытые фальсификации и репрессивное давление, то может случиться социальный взрыв с непредсказуемыми последствиями. Пролог к этим событиям мы могли наблюдать в январе-феврале этого года.

Как ни парадоксально это звучит, партии власти стратегически выгодно проиграть эти выборы и тем самым разделить ответственность (а значит и власть) за положение дел в стране с другими парламентскими партиями. Ход довольно стандартный для стран с развитой парламентской демократией. Однако хватит ли на это ума и смелости у действующей власти, трудно сказать.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

тринадцать − 9 =