Business is booming.

Мрак, неон и бездушные технологии: Почему Cyberpunk 2077 рвёт топы продаж

0 123

Мрак, неон и бездушные технологии: Почему Cyberpunk 2077 рвёт топы продаж

Игра Cyberpunk 2077 вышла в релиз 10 декабря и побила рекорды по продажам, предзаказам и одновременной игре пользователей на площадке интернет-магазина Steam. Люди брали отпуска под релиз, и да, игра затягивает. Хотя и жалоб на технические огрехи пока просто море. Но компания-разработчик, польская студия CD Project Red, выкатывает патчи, и, думается, баги в скором времени починят. Да и мы здесь, наверное, не будем говорить о технической стороне вопроса, а попробуем разобраться в феномене популярности этой игры. И начать стоит не столько даже с неё, или с настольной игры Cyberpunk 2020, которую в восьмидесятых придумал Майкл Пондсмит, и которая легла в основу нынешнего компьютерного блокбастера. А с особенностей жанра.

Жанр «киберпанк» отцом-основателем которого считается Уильям Гибсон со своим циклом романов и рассказов «Муравейник» — это очень своеобразный жанр фантастики. Он не предполагает счастливого будущего для человека и человечества, скорее наоборот. В логике киберпанка человеческая жизнь, решения и поступки не стоят практически ничего. В этом мире нет героев. А самым «человечным» у Гибсона в итоге оказывается взбунтовавшийся искусственный интеллект. Больше того, практически прямым текстом в романах этого писателя говорится о том, что жизнь не только социального дна не стоит ничего, но и сами корпорации в какой-то момент возглавляются абсолютно безликой массой. И скорее уж не она возглавляет корпорацию, а тоже становится неким обслуживающим механизмом этих транснациональных квази-живых монстров.

Эти особенности жанра, в целом ложатся во все «киберпанк-вселенные», которых, кстати, несколько. Здесь и «Shadowrun», где одновременно с имплантами, всеобъемлющей Сетью, хакерами-нетраннерами и «уличными самураями» (криминальными наемниками, «бегущими в тенях») есть эльфы, гномы и орки, драконы и магия. При этом, все тот же кризис значимости человека, все тот же оголтелый, доведённый до абсурда рыночный либерализм и прочий «мрак и неон» присутствуют в полном объеме.

Здесь же можно вспомнить и вселенную Deus Ex, с населением, расколотым по принципу наличия и отсутствия имплантов. С корпорациями и тайными обществами, которые борются за мировое господство.

Можно вспомнить и отечественные произведения. Что Сергея Лукьяненко с его «Лабиринтом отражений», что Вадима Панова с «Анклавами» и «Аркадой». Ну и японцев, конечно, с их «Призраком в доспехах», «Акирой» и Snatcher всё того же Хидео Кодзимы, который гений. Ну, и куда ж без «Матрицы» тогда еще братьев, а ныне сестёр Вачовски?

В общем, о мрачном цифровом будущем задумывались многие люди из самых разных стран.

Но, пожалуй, самая масштабная реализация игрового проекта в этом жанре — нынешнее творение поляков. Действие игры происходит в независимом мегаполисе Найт-Сити, своеобразной «Вольной Марки» XXI века. Хотя независим он больше формально. По факту, владеют городом все те же корпорации. Ну, и банды, которые часто с корпорациями теснейшим образом сотрудничают. Если послушать местные новости, то можно узнать, что городская полиция близка к банкротству. Более того, отделы служб безопасности корпораций настаивают на её тотальном роспуске, как убыточной структуры. А из разговоров полицейских можно понять, что по сравнению с корпоративными «безопасниками» — они просто никто, и особых прав, которые бы отличали их от «гражданских» у них нет.

Что касается корпораций, то в массе своей они традиционно безлики. Исключение здесь — японская ТНК «Арасака», которой владеет семья, фамилия которой и дала название этому транснациональному монстру. И, фактически, это отсылка к японским дзайбацу, которые в нашей, реальной истории были ликвидированы чуть ли не насильно, поскольку уж очень любили играть в тотальную экспансию и монополизм.

К слову, даже члены этой, казалось бы, абсолютно могущественной, всесильной семьи показаны, как люди, которых натурально через колено ломает созданная в том числе и ими самими реальность. Так что и они, в целом, такие же винтики в глобальном механизме мира игры.

Главный герой — наёмник Ви, которые хочет выбраться «в люди». И в какой-то момент игры у него в голове поселяется бунтарь, рокер, анархист и по некоторым версиям даже террорист Джонни Сильверхенд. Которого играет Киану Ривз. С этим персонажем все очень интересно.

Он был одним из основных героев лора настольного «Киберпанка». И выписан он именно как идеалист, воюющий с засильем корпораций «за все хорошее, против всего плохого любыми методами», даже подрывом ядерной бомбы.

С 2020-х по 2077 он «отсутствовал» по причине того, что был мертв, а его оцифрованное сознание находилось в ловушке у все той же «Арасаки». И вот он появляется более, чем через 50 лет своего отсутствия и видит, что вся его борьба по факту была абсолютно напрасной и не принесла никаких результатов. Не изменилось ни общество, ни устройство Найт-Сити, ну и уж тем более устройство мира. Революция Сильверхенда оказалась пшиком, еще одной полузабытой историей мира Найт-Сити. А записи с его концертов теперь продают старые фрики на одном из местных полулегальных рынков.

Кстати, еще одним полноценным персонажем является и сам город. Найт-Сити — огромен, великолепен и тщательно проработан. По нему периодически хочется пройтись или проехаться просто так. Не хочется пользоваться точками быстрого перемещения. Напротив, в Найт-Сити интересна каждая подворотня и каждое здание. Тем более, что многие из этих зданий не просто декорации. Там внутри что-то есть.

И то ли Пондсмит в свое время так угадал, то ли поляки докрутили свой город до некоторых современных реалий, но он чертовски похож на все мировые мегаполисы нынешнего, 2020 года. Он утыкан камерами с распознаванием лиц. Доступ в сеть любого гражданина города жестко контролируется. Об анонимности в Сети могут говорить только совсем уж продвинутые и криминальные хакеры, типа банды «Вудуистов». Которые вообще больше похожи на секту.

Город крайне жестко стратифицирован. Есть деловой квартал, вылизанный до блеска, этакая «Новая Москва», есть «средние районы», которые в относительном порядке поддерживают банды и полиция, есть окраины и трущобы. И вот там да, творится ад, как в условной Капотне. И есть пустоши с пригородами, где базируются «кочевники», трансформировавшиеся из «реднеков», то есть, по сути, «сельских гопников».

В общем, наверное, это один из секретов того, почему люди залипают в Киберпанк на десятки часов. С одной стороны — фантастика. С другой — очень уж жизненно. Настолько, что ты понимаешь: эта фантастика уже во всю стучится в двери реальности, и наступит куда раньше 2077 года. Она, в общем, уже наступает. Сеть повсеместна и глобальна, о сетевой анонимности мы уже практически забыли, устройства восприятия максимального погружения в виртуальную реальность тоже стали обыденностью. Всё в том же игровом сегменте.

Да, протезирование пока отстаёт, да и микрочипы в мозг никто себе пока не засовывает. Но чип-ключ от двери или машины, вживленный в руку — это уже обыденность сегодняшнего дня.

Собственно, в этом смысле Cyberpunk 2077 удовлетворяет одну из основных потребностей людей — желание заглянуть в будущее и понять, как оно там будет. Желание это основано на потребности в безопасности, а потому неистребимо.

Фантастика изначально была про это. Но хорошая, убедительная фантастика основывается на учёте текущих реалий, и прогнозирует будущее исходя из сегодняшнего дня. А Cyberpunk 2077 — это очень хорошая фантастика. От мира игры ужасаешься, но ему веришь. Хотя, честно говоря, верить в такое будущее человечества уж очень не хочется.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

5 × один =