Business is booming.

Лукашенко «капитулирует» перед Кремлем. Надолго ли?

0 18

Лукашенко «капитулирует» перед Кремлем. Надолго ли?

Цена на российский природный газ для Белоруссии на 2021 год составит 128,5 долларов за тысячу кубометров, заявил президент этой сраны Александр Лукашенко.

«128,5 (долларов). Но я округляю, 130», — рассказал он.

При этом белорусский лидер считает, что цена на российский природный газ могла бы быть «более справедливой».

«Думаю, что эта цена в условиях наших отношений могла бы быть более справедливой, скажем так», — отметил Лукашенко.

В то же время, по его словам, он не обсуждал этот вопрос с российским коллегой Владимиром Путиным и не намерен инициировать этот диалог.

«Если вы так решили, пусть будет так», — заключил он.

Кроме того, Лукашенко заявил о необходимости валютного союза с Россией. Он обратил внимание на то, что сейчас проработка по созданию объединения не ведется.

«Никакой глубокой проработки валютного союза не было. Мы изначально с президентом России определились, что валютный союз, единая валюта и так далее — это венец. Мы к этому должны прийти», — рассказал Лукашенко.

Он подчеркнул, что центробанки стран единогласно заявили, что «проблем здесь нет». По мнению Лукашенко, необходимо расширять интеграцию с Россией по всем направлениям и создавать равные условия для людей и субъектов хозяйствования в рамках Союзного государства.

Он отметил, что люди видят, что руководство двух государств «телепается» тридцать лет в этом вопросе на одном месте и поэтому задают вопрос: «Почему?».

Лукашенко также призвал создать равные условия для людей и субъектов хозяйствования в рамках Союзного государства.

«Если будут равные условия, мы можем значительно и быстро продвинуться», — подчеркнул он.

Напомним, в конце декабря 2020 года «Газпром» сообщил о подписании протокола о порядке формирования цен при поставке газа в Белоруссию в 2021 году, при этом цена не уточнялась. Позже в Минэнерго Белоруссии рассказали, что она будет практически на уровне 2020 года.

Цена в 2020 году составляла 127 долларов за тысячу кубометров, однако белорусская сторона настаивала на ее снижении.

128,5 долларов это много?

— На фоне нынешних оптовых цен в Европе — очень мало, — считает замгендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов.

— В принципе, порядок определения цены прописан в соответствующем межправительственном соглашении, небольшое изменение цен не должно удивлять.

Белоруссия всегда требует сокращения цен на газ, как только оптовые цены в Европе падают ниже отметки в 150 долларов. Потом поводы для громких возмущений исчезают сами собой. Перед нами именно такой случай.

«СП»: — При этом Лукашенко считает, что цена на российский природный газ могла бы быть «более справедливой». Какая цена для него «справедливая»?

— Белоруссия исходит из более ранних договоренностей с Россией, в которых предполагалось, что через некоторое время цена на газ для неё будет формироваться по формуле «цена Смоленской области плюс транспортные расходы». Но эта договорённость была достигнута в период, когда правительство нашей страны собиралось постепенно вывести тариф для внутренних потребителей на уровень экспортного паритета. Однако в период кризиса 2008−2010 годов, когда благосостояние населения, мягко говоря, перестало расти прежними темпами, от этих планов отказались. До сих пор тарифы регулируются государством.

В середине 2020 года, когда европейские котировки рухнули до небывало низких отметок, горячо обсуждалась мысль, что цена для населения в России оказалась в два раза выше этих котировок. Мол, вот бы нам, гражданам России, газ получать по такой цене. Опустим вопрос о правомерности сравнения спотовых котировок и тарифа для конечного потребителя. Представим, что это имеет хоть какой-то смысл (на самом деле нет). Но следуя этой логике, в данный момент население нашей страны платило бы за газ в два с половиной больше, чем платит в регулируемой государством ценовой действительности. И, кстати, действуй у нас экспортный паритет, любое снижение курса рубля к доллару било бы по кошельку простого потребителя.

Без экспортного паритета привязывать цену для Белоруссии к цене Смоленской области не имеет никакого экономического смысла. Во всяком случае, для нашей страны. Для Минска — наоборот. Там считают, что именно это и есть справедливая цена.

«СП»: — Ранее он хотел цену, как в Европе. А что сейчас в Европе? Может, сделать как в Европе?

— Это Александру Григорьевичу, как мне представляется, какой-то не очень умный советник насоветовал. «Газпром», полагаю, не отказался бы продавать газ Белоруссии на общеевропейских основаниях.

«СП»: — Насколько, по-вашему, Лукашенко после выборов утратил пространство для маневра в торгах как по газу, так и по нефти?

— Я не вижу каких-то неожиданных поворотов в этом противостоянии. Оно развивалось так же, как и два предыдущих.

— Откуда взялись эти 1,5 доллара сверху — не знаю, гадать не буду, — говорит эксперт аналитического портала Rubaltic.ru Алексей Ильяшевич.

— Но можно констатировать, что цена, по сути, осталась прежней. Это соответствует изначальным переговорным позициям России. Насколько я помню, Москва как раз собиралась зафиксировать цену для Беларуси на уровне 2020 года.

«СП»: — Лукашенко весь прошлый год требовал снижения цены. А тут по факту повышение. Лукашенко умерил аппетиты? Из-за ситуации на газовом рынке или по политическим причинам?

— 50 на 50. С одной стороны, Лукашенко сейчас действительно в слабой позиции — он нуждается в поддержке России. Это накладывает отпечаток на переговорный процесс. Помните, летом СМИ писали, что Беларусь не признает долги за поставленный газ перед «Газпромом»? Много шума было. А потом Батька спокойно взял кредит в Евразийском фонде стабилизации и развития и выделил из него 200 миллионов долларов на погашение задолженности. Вот и все.
С другой стороны, ситуация на рынке тоже меняется. Голубое топливо дорожает на фоне похолодания. Цена газа на голландском хабе TTF достигла 258 долларов — это максимальное значение за 23 месяца.

Нужно понимать, что 2020 год для «Газпрома» был настоящим кошмаром. Из-за коронавируса, аномально теплой зимы и огромных запасов газа Европе, которые были накоплены из-за опасений прекращения украинского транзита. Спотовые цены опускались значительно ниже 127 долларов (из-за чего и негодовал Лукашенко). А в этом году, вероятно, они будут выше. Поэтому 128,5 доллара за тысячу кубов в 2021 году для Беларуси даже выгоднее, чем 127 долларов в 2020 году. Вот такая математика.

«СП»: — Лукашенко призвал «не телепаться» в вопросе интеграции России и Белоруссии. Что это значит? Интеграция теперь реально усилится, или это только слова?

— Это риторический вопрос. Александр Григорьевич вообще большой любитель поговорить, порассуждать о том, как важно строить настоящее Союзное государство. А на деле все зависит от позиции Минска. Давайте скажем правду: невозможно соблюсти принцип равноправия сторон в союзе между такими несоразмерными странами. Или Беларусь пожертвует частью своего суверенитета в пользу Союзного государства, которым по факту будет управлять Россия, или не будет никакой интеграции.

«СП»: — Лукашенко также заявил о необходимости валютного союза с Россией. Как это понимать? Неужели ключевой вопрос создания Союзного государства близок к решению?

— Он заявил, что валютный союз необходим в перспективе. Сейчас этот вопрос не стоит на повестке дня, его не прорабатывают. Когда речь заходит о таких глобальных вопросах, я могу сказать одно слово: роуминг. Россия и Беларусь до сих пор не могут договориться об отмене роуминга. Так о каком валютном союзе может идти речь?

«СП»: — При этом Лукашенко читает, что цена на российский природный газ могла бы быть «более справедливой». То есть борьба не окончена? Споры по газу и нефти продолжатся? Насколько углубление интеграции будет способствовать их решению?

— Это вечная история. Можете представить себе Лукашенко, которого полностью устраивают цены на углеводороды? Вот и я не могу. Кстати, мне всегда импонировала эта черта его характера. Беларусь — не Литва, которая будет арендовать дорогостоящий СПГ-терминал и импортировать через него дорогое топливо, лишь бы насолить «Газпрому». У Лукашенко есть понимание своих национальных интересов. Но проблема в том, что политика многовекторности себя изживает. Беларуси придется сделать выбор, иначе её просто разорвут. Уже разрывают.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

6 + 14 =