Business is booming.

Крым: Знакомцы Путина сделают Черное море еще теплее

0 75

Крым: Знакомцы Путина сделают Черное море еще теплее

Бизнесмен Аркадий Ротенберг уже два года является бенефициаром санаториев и отеля в Крыму. Об этом РБК рассказал его представитель. По его словам, предприниматель «имеет отношение» к санаториям «Ай-Петри», «Мисхор», «Дюльбер», «Жемчужина» и отелю «Дача Рахманинов». К лету он может стать единственным бенефициаром активов. Все объекты, за исключением неработающей сейчас «Жемчужины», расположены на южном берегу полуострова и объединены в сеть «Курорты Крыма».

Представитель бизнесмена рассказал также, что Ротенберг намерен вложить в реконструкцию санаториев около 15 млрд руб. Стоит отметить, что в сентябре 2019 года представитель Аркадия Ротенберга отрицал его связь с санаториями в Крыму. Сейчас он объясняет это тем, что тогда переговоры еще не завершились.

Санатории «Ай-Петри», «Мисхор» и «Дюльбер», земля санатория «Морской прибой» и участок со зданием дачи «Мисхор» были проданы в 2018 году за 1,5 млрд руб., а здание санатория «Жемчужина» — за 529 млн руб. Победителем везде стала «Управляющая компания инфраструктурных проектов». С 2019 года эта компания принадлежит закрытому паевому инвестиционному фонду «Терс».

Человек Ротенберга сообщил, что бизнесмен стал одним из пайщиков фонда. При этом он не стал раскрывать партнеров, добавив лишь, что сейчас ведется переоформление документов, и к лету предприниматель станет единственным бенефициаром активов. Правда, пока не принято решение по санаторию «Морской прибой».

В январе Аркадий Ротенберг объявил себя бенефициаром особняка в Геленджике из расследования оппозиционера Алексея Навального, который называют «дворцом Путина». Кроме того, Ротенберг признался, что ему нравится отельный бизнес.

А кому он не нравится, если деньги есть? Очевидно, Ротенберг и ему подобные сосредоточили в своих руках столько роскошной недвижимости, сколько не было у князей, ханов и даже царей.

— В современной России, да и на всем постсоветском пространстве система власти и «бизнеса» устроены таким образом, что любой прибыльный актив мгновенно становится собственностью правящих кланов, — поясняет директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин.

— Но как только какой-то приватизированный актив «вдруг» становится убыточным, он сбрасывается на уровень ниже: или передается в управление «бизнесменам» уровнем поменьше или попросту выставляется на продажу. Так будет и с крымскими активами. Пока что новым собственникам лучших санаториев полуострова кажется, что они схватили легкую добычу, однако потом их судьба будет разной — в зависимости от уровня прибыльности.

«СП»: — В сентябре 2019 года представитель Аркадия Ротенберга отрицал его связь с санаториями в Крыму. Сейчас он объясняет это тем, что тогда переговоры еще не завершились. А как, по-вашему, почему?

— В сентябре 2019 года у Ротенберга и К. не было повода светить приобретенные в Крыму активы, а сейчас — после публикации разоблачительных материалов — пришлось как-то объясняться. Вот и всё. Причем здесь какие-то переговоры?

«СП»: — Ротенберг заявлял, что является бенефициаром особняка в Геленджике из расследования оппозиционера Алексея Навального о «дворце Путина». Он реально решил заняться отельным бизнесом или как? Скандал с дворцом не помеха?

— Причем здесь вообще бизнес? Дворец — дармовой актив конкретной «группы интересов». Только блаженный может поверить, что он будет функционировать в бизнес-режиме и предоставлять возможность отдыха в нем любому желающему за деньги.

Лично у меня есть подозрение, что «апарт-отель» будет дотироваться из самых разных окологосударственных источников и сохранять закрытость, то есть будет рассчитан на «своих».

«СП»: — Можно ли сказать, что в Крым вместо ахметовых пришли ротенберги… Или это все же другое?

— Не нужно путать Божий дар с яичницей. Ахметов и Ротенберг — это «яичницы». Разница между ними небольшая: в первом случае мы имели яичницу с салом, во втором — она приправлена мацой. Так что предпочтения здесь — дело вкуса. А вот воссоединение русскоязычного населения Крыма с Россией — это Божий дар, и не надо низводить это эпохальное событие до уровня олигархических комбинаций временщиков. Ахметовы и ротенберги приходят и уходят, а приход России в Крым, будем надеяться, навсегда.

«СП»: — Но складывается впечатление, что Крым олигархи делят, как дети лейтенанта Шмидта. Потому и местные часто недовольны. Здравоохранение в упадке, коммуналка растет, зато виноградники и винзаводы уже попали «в надежные руки». Насколько будет расти недовольство, и к чему это может привести?

— Ни в одной постсоветской стране, ни в одной стране мира не может быть рая. Везде нормального человека ждет в будущем ад или, в лучшем случае, неопределенность. Разница лишь в том, что, к примеру, на Украине население уже начали поджаривать на медленном огне, а в Крыму, слава России, еще размышляют, как этого избежать.

Да, в Крым пришли новые собственники, они отжали у украинских нуворишей их активы (а как иначе?), кое-чем поделились с новыми крымскими элитами (а как иначе?), а населению Крыма предложили более жесткую схему выживания, при которой, чтобы заработать, нужно поднять задницы с дивана.

Вместе с тем, все свои действия российские нувориши, а точнее — российская власть, сдабривают вливанием серьезных денег в инфраструктуру полуострова — в коммуникации, новые здравницы, строительство жилья и т. п. Если в России в целом будут улучшения в экономике и социалке, автоматом эти улучшения (и даже в большем объеме) будут иметь место и в Крыму.

Так что причины упадка здравоохранения и некоторых других отраслей следует воспринимать как украинское наследие. Россия, я полагаю, это наследие постепенно исправит. Рая на полуострове никто не обещает, но и откровенного ада в Крыму, я полагаю, не допустит.

— Те, объекты, о которых идет речь — это в основном исторические дачи с парковыми зонами, — поясняет главный редактор портала ФОРУМ. мск Анатолий Баранов.

— Скажем, «Дюлбер» принадлежал великому князю Петру Николаевичу. Это реально дворцы старой знати. Конечно серьёзные активы, да еще и с участками на золотой земле ЮБК.

Понятно, что никакие дворцы имперской знати в сравнении с дворцом в Прасковеевке не идут. Такое ни Романовым, ни Юсуповым было не по карману. Но хотелось бы знать, на каком основании Ротенберг без тендеров и конкурсов получил все это в собственность? Я не сомневаюсь в возможностях Ротенберга как инвестора, но после возвращения Крыма мне казалось, что его исторические дворцы станут собственностью государства. И даже чтобы привлечь инвестора, у государства есть другие механизмы, нежели просто подарить дворец.

«СП»: — С переходом Крыма в Россию, выходит, только флаг поменялся? Раньше полуостров дерибанили одни олигархи, теперь другие?

— К сожалению, в этом смысле мало что поменялось. Только украинские олигархи куда бедней.

«СП»: — Насколько эти вещи вызывают недовольство местных жителей? Не пожалеют ли они о своем выборе?

— Я надеюсь, что крымчане выбрали общую с Россией судьбу, а не российских олигархов. Но недовольство, конечно, есть. Главное, чтобы они поняли, что Россия — это не ротенберги, как и Украина — не Порошенко с Ахметовым.

«СП»: — Каков, по-вашему, протестный потенциал Крыма? Не будут ли местные власти любую борьбу спихивать на происки Украины и убеждать, что при Украине все было бы еще хуже, альтернативы всего две: вернуться или терпеть?

— Россия — это не Путин, хотя его заслуг никто не отрицает, не партия власти и не олигархи. И никто кровью в верности режиму не подписывался.

В Крыму должен сформироваться обычный для России политический ландшафт, и все постепенно к тому и идёт. Никакого заповедника путинизма на полуострове не будет.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

17 + семь =