Business is booming.

Когда голодный студент выходит на заработки, опять в опасности бедные старухи

0 75

Когда голодный студент выходит на заработки, опять в опасности бедные старухи

Я уже писал о подработках для школьников несколько лет назад, но отныне я студент, так что теперь на тему смотрю кардинально иначе.

Студент — создание убогое. Нищее, голодное, невыспавшееся. В глазу то ли хитринка проблескивает, то ли катаракта намечается, неясно. Особенно тяжело первокурсникам — отрываешься от мамкиной юбки, от борщей и попадаешь в совершенно другой, удивительный мир: спишь в бараке с гордым названием «блок общежития», делишь его с несколькими непонятными людьми, рано встаёшь, поздно ложишься. Городским, конечно, повезло: мать и старые друзья никуда не пропали, со школы ничего существенно и не поменялось. Но этим унылым господам и руку-то подавать тошно: жизни они не видели, пороха толком не нюхали. Сам городской, знаю.

Но раз ты встал на путь грандиозной самостоятельности, нужно начинать думать, как самостоятельно начать выживать. Если тебе несказанно повезло, и ты учишься за счёт государства, то ты получаешь стипендию: около двух тысяч рублей в месяц. Негусто. Интересно, наша власть знает, как распорядиться 18−20-летнему юноше двумя тысячами в месяц, чтобы не умереть? Мы не знаем.

Поэтому вынуждены работать. Либо пойти закладчиком с абсолютной вероятностью уехать на нары, зато жить полностью за счет государства ближайшие лет восемь. Либо искать подработку позаконнее. Выбор небольшой: разгружать фуры, стоять на кассе в «Макдоналдсе» или разносить еду, будучи курьером. Таким образом, можно заработать тысяч 30, при условии, что ты забудешь об учебе и просто будешь впахивать ради грошей. Работодатель согласен с тем, что ты студент, но не согласен с тем, что тебе еще и приходится учиться.

Можно попробовать себя в роли бизнесмена и заняться «ритейлом». Бренды выставляют на продажу часть новой коллекции, ушлые ребята ее скупают, а затем перепродают с наценкой. Но тут изначально нужен внушительный капитал и достаточно большое количество свободного времени, чтобы следить за новинками. А поесть нужно сейчас.

Работ со свободным графиком и свободным трудоустройством немного. Мне повезло. Одной из таких оказалась подработка капельдинером в КЗ «Зарядье» — тем пареньком в театре, который настойчиво предлагает тебе купить ненужные программки. Профессия нетрудная: стоишь, здороваешься, иногда просишь натянуть маску на лицо. Порой появляется возможность посмотреть сам концерт, если тебя поставили в зал. Правда, там, я думаю труднее всего: постоянный бубнеж по рации о том, что у какой-то старушки с третьего ряда неправильно надета маска — нужно идти и требовать надеть ее как полагается.

В «Зарядье» и другие концертные залы и театры студентов и школьников нанимает субподрядчик. Трудоустройство сложно назвать официальным, но какой-то договор «возмездного оказания услуг» ты подписываешь. Там есть страшные пункты о штрафах по пять, по десять тысяч рублей за не понять что. Формулировки невнятны, а посидеть и подумать над ними не дают кадровички. Чаи гонять мешаешь. Но и дома в спокойной обстановке дело неясное. Остается довериться «коллегам», которые предлагают просто не обращать внимания на страшные пункты. Подход решительно ответственный.

Я начал писать о заработках студентов, но на самом деле, когда пошел работать ужаснулся совсем другой проблемой. И хотел бы обозначить действительно актуальную и важную проблему безответственности, которая касается всей сферы услуг. Все мы знаем о коронавирусе, все мы слышали о том, как власти с ним борются, организуют всяческие проверки и ограничения. Но самый беспредел находится у них под носом. Так сказать, под стенами Кремля.

Никто (!) из тех сотрудников, кого я спрашивал, не сдавал тест на вирус. Включая, собственно, и меня. Справедливости ради, в рабочей беседе иногда просят назвать даты последней сдачи, но никаких документов никто не требует, и я считаю, что абсолютное большинство пишет эти даты от балды. Руководство и не против. А ведь главная наша задача состоит в том, что мы заставляли зрителей пользоваться средствами защиты, агитируем их регистрироваться в системе, позволяющей понять, контактировали ли они с зараженными. Агитируем смешно: главное, чтоб без упоминания ковида. Вот и попробуй объяснить бабушке (а их большинство в зрительном зале, несмотря на все ограничения) с древней «нокией», что за QR-коды и на кой чёрт ей это вообще нужно. Но все же главное не испортить ей настроение новомодной проказой, своими студенческими кривыми ручками создаем пир во время чумы.

Но бабушка и не подозревает, что главная угроза ее жизни — это мы. Вроде концертный зал, сделанный московским правительством, вроде все должно быть идеально, соответствуя всем проверкам. Ан, нет. Всем просто наплевать.

«Зарядье» — главный новодел современной Москвы. Красивый, современный, созданный по всем европейским стандартам. Но раз даже в нём творится подобное, то что говорить об остальных московских заведениях? Что говорить об остальной России? Благодаря безответственности всех слоёв населения мы видим уже почти по тридцать тысяч новых заражений в день, смерти и страдания близких. В этом виноваты мы сами, каждый из нас ответственен за каждую смерть. И я не про голодных студентов, живущих на две тысячи рублей. А про то, что когда армия желающих заработать хоть копейку денег выходит на промысел, все же нужно обеспечивать систему безопасности для бедной несчастной старушки, которую голодные студенты могут заразить. Такое вот «Преступление и наказание» в наш коронавирусный век совсем не по Достоевскому.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

2 × два =