Business is booming.

Итоги-2020: Коронавирус, кризис в экономике, закручивание гаек Кремлем в политике

0 33

Итоги-2020: Коронавирус, кризис в экономике, закручивание гаек Кремлем в политике

2020-й год для России получился крайне сложным. Ключевым внутриполитическим событием стало принятие поправок к Конституции и «обнуление» президентских сроков, в результате чего Владимир Путин де-факто получил право на пожизненное правление. Но для десятков миллионов россиян главными стали пандемия коронавируса, и спровоцированный карантинными мерами кризис в экономике.

Итоги 2020 года не назовешь обнадеживающими. Суточное число подтвержденных случаев коронавирусной инфекции в России вновь начало расти — об этом говорит статистика. Рост связывают в том числе с предновогодней активностью людей, которые массово отправились в торговые центры за подарками.

С другой стороны, еще в конце ноября премьер Михаил Мишустин предупредил, что достижения последних десятилетий по сокращению бедности и безработицы находятся под угрозой из-за пандемии.

И нынешняя ситуация — еще не самая плохая. 21 декабря мировые рынки открылись сильнейшей за последние месяцы коррекцией. Ведущие мировые индексы снизились на 1−3%, российские индикаторы потеряли 2,7−4,8%. Инвесторы обеспокоены очередным локдауном, на этот раз в Великобритании, на фоне мутировавшего коронавируса. В числе аутсайдеров оказался и российский рубль: на фоне обвала цен на нефть до $ 48 за баррель курс доллара взлетел более чем на 1,8 рубля, превысив уровень 75 руб./$.

С каким багажом страна проходит к концу 2020 года, чего ждать от 2021-го?

— 2020-й год образовали три главных направления, — считает член ЦК КПРФ Сергей Нациевский. — Первое, естественно, пандемия — как с ней боролись, как собираемся выходить. Второе — экономический кризис, вытекающий из ситуации с заболеваемостью и карантинными мерами. Третье — поправки в Конституцию и урезание политических прав и свобод: введение трехдневного голосования, а также существенное ужесточение правил проведения массовых мероприятий.

Сегодня уже понятно, что в пандемию мы вошли совершенно неготовыми. С чем столкнулись простые люди? Дозвониться до врача невозможно, вызвать его на дом очень сложно — врач приходит через день-два после вызова, причем в регионах такая ситуация повсеместно.

Добавьте к этому, что пройти процедуру КТ (компьютерная томография) крайне затруднительно. В регионах очередь на платное КТ — подчеркну, платное! — расписана на месяц вперед. В Москве ситуация значительно лучше, но в регионах — это просто катастрофа. Пока человек ждет врача, пока дожидается КТ — проходит неделя. В результате, человек попадает в больницу в критическом состоянии.

Мало того, на местах столкнулись с дефицитом коечного фонда. В ходе пресловутой оптимизации здравоохранения, с 2000 по 2015 год, число больниц сократилось практически вдвое — с 10700 до 5400, а число поликлиник на 12,7% – до 18600. Значительно сократилось число инфекционных больниц и отделений. В результате, в 2020-м, уже в разгар пандемии, власти стали коечный фонд лихорадочно восстанавливать — за бешеные деньги строить новые больницы.

Что принципиально — люди столкнулись с дефицитом лекарственного обеспечения. Был момент, когда из аптек пропали антибиотики и противовирусные препараты. Сейчас ситуация выровнялась, но ведь можно было вообще до нее не доводить!

В целом, государство с большой натяжкой прошло в 2020-м экзамен на готовность к пандемии. И точка здесь далеко не поставлена. Да, налажен выпуск российских противовирусных вакцин, и это вселяет надежду. Но открытых вопросов по-прежнему много.

Например, насколько готова наша фармакологическая промышленность к массовому выпуску вакцин.

Еще негативный момент — в нынешней ситуации люди в России тратят огромные деньги на медицину. В нашей стране средства, которые население тратит на медицинские услуги и лекарства, составляют 36% от всех расходов на здравоохранение. В других странах, включая новые страны ЕС — в среднем, 20%. То есть, наше население уже отдало последнее. Поэтому оно будет или впадать в катастрофические для семейных бюджетов расходы, или отказываться от медицинской помощи.

Два слова по медперсоналу. На одного врача, по нормам, должно приходиться четыре медсестры, у нас, по статистике — всего две медсестры. Причем, медсестер тоже сократили в ходе оптимизации, и теперь врачам приходится выполнять часть сестринских функций.

Добавлю, что в России на одну медсестру приходится, в среднем, 25 пациентов — что в пять раз превышает нормативы Всемирной организации здравоохранения.

Высокая нагрузка на медсестер сочетается с низкой оплатой труда — даже в Москве. По собственной оценке, материальные возможности 72% больничных и 85% поликлиничных медсестер находится в диапазоне «не хватает средств даже на питание» до «не хватает средств на одежду и обувь». 47% поликлиничных медсестер считают, согласно исследованию РАН, что они «довольно сильно загружены, сильно устают», еще 20% – «очень загружены, работают на пределе сил». У медсестер, работающих в больницах, эти цифры соответственно 45,6% и 19,2%. То есть, на сильную усталость жалуются две трети медсестер.

Теперь о затратах на здравоохранение — разрыв между Москвой и регионами здесь чудовищный. В 2020-м расходы на развитие здравоохранения в столице составят, согласно бюджету, 569 млрд. рублей. А в моем родном Челябинске расходы — 19,4 млрд. Соотношение по деньгам — 29 к 1, и это при десятикратной разнице в численности населения. После этого, думаю, не стоит удивляться, почему прирост заболеваемости в России накануне Нового года бьет рекорды.

«СП»: — Как выглядят экономические результаты года?

— ВВП снизился за год на 3,4% – это официальные данные. Инвестиции в основной капитал упали на 4,1%, реально располагаемые доходы населения — на 4,3%. Наиболее тревожный показатель — это как раз падение инвестиций в основной капитал. Он предопределяет будущие трудности в реальном секторе экономики — ведь производственные мощности не получат обновления.

Что характерно, возрос вклад непроизводственных отраслей в структуру ВВП. На реальный сектор экономики (добыча полезных ископаемых, обрабатывающие производства, сельское хозяйство, строительство) приходится 33,7% в структуре ВВП — падение за год 3,6%.

Индекс промышленного производства сократился на 2,6% к ноябрю 2019 года, не лучше ситуация в сельском хозяйстве — падение на 2,1%. Объем платных услуг населения упал на 13,7%, потребительские цены выросли на 4,4%. Экспорт товаров за октябрь (к сентябрю 2020 года) уменьшился на 7,5%, импорт вырос на 6,5%.

Другими словами, мы падение внутреннего производства компенсируем наращиванием закупок за рубежом. Отрицательное сальдо внешнеторгового баланса, на фоне падения валютного курса рубля на 15%, свидетельствует о серьезном отставании российской экономики в мировой конкурентной борьбе. По сути, у нас просели сырьевые поставки — как в объемах, так и в ценах. И мы сразу полетели в тартарары.

Итог — половина россиян уже живет в нищете: их доходы ниже 25 тысяч в месяц. Количество россиян за чертой бедности за 2020 год подскочило на 1,3 млн. человек — практически до 20 млн. человек. У 40% сограждан денег не хватает ни на что, кроме самой дешевой еды и одежды, у 65% нет сбережений — они живут от зарплаты до зарплаты. Долги граждан перед банками выросли на 75% только за последние три года — с 11,5 до 20 трлн. рублей.

Каждый четвертый ребенок в России живет плохо — доходы членов его семьи ниже прожиточного минимума. Каждый второй ребенок в многодетной семье живет практически впроголодь. Наконец, за текущий год в стране умерло 382 тысячи человек. Все перечисленное — тоже итоги 2020 года.

«СП»: — В конце ноября Госдума в третьем, окончательном чтении приняла закон о федеральном бюджете на 2021−2023 годы. Новый бюджет исправит ситуацию в стране?

— Что лежит на поверхности — дефицит бюджета сохраняется на весь трехлетний период. Говоря по простому, в бюджете на будущий год дыра в размере примерно 5 трлн. рублей. Откуда она взялась? Кабмин объясняет это повышением расходов в связи с пандемией и падением доходов населения. Я не во всем согласен с таким объяснением, но ясно одно. Если будет дыра в федеральном бюджете, то дефицит гарантированно будет практически во всех региональных бюджетах. Соответственно, регионы пойдут на долговой рынок занимать деньги. В частности, моя Челябинская область будет занимать 22 млрд. рублей.

При этом в регионах произошло сильнейшее падение сборов налога на прибыль, и падение сборов налога на недвижимость: и у граждан, и у предприятий закончились деньги. Теперь они эти деньги будут активно занимать, и как страна будет выпутываться из этих долгов, не вполне понятно.

«СП»: — Оппозиция может заставить Кремль изменить курс?

— Трехдневное голосование, также принятое в 2020 году, очень сильно подрывает возможности оппозиционных партий. Да, раньше наши наблюдатели сталкивались с «каруселями», попытками вбросов бюллетеней, переписыванием протоколов голосования, другими сложностями. Но главное — урна для голосования при этом постоянно находилась в поле зрения наблюдателей.

А сейчас, получается, урну для голосования на две ночи запирают где-то вне наблюдателей, и что там с ней происходит — одному богу известно. Выгодно это только «Единой России».

Кроме того, на фоне ухудшения экономической ситуации продолжается закручивание гаек. По инициативе единороссов разработана целая серия законопроектов, касающихся прав и свобод граждан. Например, поправки к закону о митингах запрещают проводить публичные акции на территориях, прилегающих к зданиям экстренных служб (МВД, ФСБ и т. д.)

Единороссы предложили запретить финансировать митинги иностранцам, НКО-иноагентам, россиянам младше 16 лет, анонимным жертвователям и юрлицам, зарегистрированным менее чем за год до этого. Суды получат право признавать «пикетную очередь» публичным мероприятием, требующим обязательного согласования. Кроме того, будет введена уголовная ответственность за блокирование улиц и повышены в четыре раза штрафы за неповиновение силовикам. Это также бьет по оппозиции.

В целом, складывается ощущение, что государство опускает забрало и уходит в глухую оборону.

Что симптоматично — по всем фронтам идет тотальное очковтирательство, характерное для позднего СССР. Особенно наглядно это видно по статистике с заболевшими и умершими от коронавируса. По сути, каждое ведомство у себя, на каждом этаже, создает мифы о прекрасно организованной работе, и объяснения на случай каких-либо неудач. Главное — показать начальству благостную картинку, а там трава не расти. Это из той же оперы, как перед приездом начальства красить траву в зеленый цвет, или класть асфальт прямо в лужи. Это не просто перебор чиновничьего рвения. Это, я считаю, симптом огромных проблем в обществе, которые вот-вот прорвутся, и решить которые действующая власть не в состоянии.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

12 + двенадцать =