Business is booming.

Дылда Барака Обамы

0 50

Дылда Барака Обамы

Хотелось бы забыть этот фильм Кантемира Балагова, как страшный сон, но вот на днях читаю новость:

«Кинокритики США признали российский фильм „Дылда“ лучшим кино на иностранном языке».

Да что там кинокритики, сам Барак Обама, бывший и первый чернокожий президент США, назвал «Дылду» одним из любимых фильмов уходящего года. Ну дела! Где Барак Обама, а где российское кино!

Но нет ничего в этом удивительного. Фильм и ранее, в 2019 году, в Каннах приз получил. За рубежом же любят что-нибудь такое — страшненькое и жуткое про Россию. А тут полный набор. Послевоенный Ленинград. Две фронтовые подруги живут вместе и вместе работают медсёстрами в больнице. Ранее у одной в результате несчастного случая погибает малолетний сын. Ей хочется детей, но рожать из-за ранения она больше не может. Поэтому, подговорив свою подругу, она шантажирует главврача, чтобы тот стал донором для её сожительницы. Шантажировать есть чем. В больнице практикуют «уколы милосердия» — по приказу главврача её подруга делает смертельные инъекции тем раненым, которые не хотят жить. Начальнику-фронтовику деваться некуда — зачатием в коммуналке они занимаются в постели втроём.

Бред — скажите вы? Сатанизм — отвечу.

Да, сатанизм! Трудно подобрать более точное определение происходящего в «Дылде» — такая в фильме создана демоническая атмосфера. Как будто бездушные инопланетяне фильм сняли. Кстати! Приз, который получил фильм в Каннах, был за «особый взгляд». Да, взгляд действительно особый. Нечеловеческий, я бы сказал, взгляд, взгляд злого насекомого.

При всём при этом молодому режиссёру нельзя отказать в таланте. Актёры у него играют хорошо. Грамотно выставлена композиция в кадре. Интересная фактура главного героя — это огромного роста девушка. Это она убивает раненых, чтобы те не мучились. Гуманоид-альбинос — белёсые брови и ресницы, в глазах зрачки бездны — чем не Ангел Смерти? И зовут её странно — Ия. Это Он, Она, Оно приходит ночью к солдатам со шприцем в руках и отправляет тех на тот свет.

Нет, Кантемир Балагов талантлив, безусловно. В картине создан, пусть и инфернальный, но мир со своими законами, со своим языком. Умело используется символика цветов. Превалируют два: красный и зелёный. Красный — цвет крови, цвет запрета, цвет смерти. Зелёный — цвет жизни, цвет рождения. Автор играет этими смыслами. Например, в одной сцене подруги красят «мясные» стены в зелёный цвет — тем самым героини метафорически подготавливаются к зачатию.

Но вот гляжу я на улыбчивое, розовощёкое и бородатое фото режиссёра и думаю. Что за зёрна дракона посеял убеждённый либерал Сокуров на Кавказе?* С виду вроде Балагов нормальный человек. Лицо пухлое, довольное — по его виду не скажешь, что не доедал, что страдал в своей пока недлинной жизни. В ЦУМе, говорит, он любит брендовую одежду закупать. То есть его можно считать вполне обеспеченным человеком.

Так откуда же такой больной взгляд на советское прошлое, в котором он не жил? Откуда такой вампиризм в таком младом возрасте? Ведь от его картины мертвечиной, бледной нежитью несёт! Чем не чёрная месса — ведь там дитя в жертву приносят. «Убийство» ребёночка далось, наверное, Балагову легко — как признаётся режиссёр, он не женат, потомства не имеет.

«Дылда» — это не про «особый взгляд», а про довольно странную патологию. Но вот очередной раз выяснилось, что за рубежом такие извращения, да ещё на фоне послевоенного Ленинграда, на «ура!» проходят. Обама, сам де Обама от «Дылды» в восторге! Вы представляете?

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

2 × три =