Business is booming.

Чтобы наши мальчики не каялись в Бундестаге за подвиги русских солдат

0 32

Чтобы наши мальчики не каялись в Бундестаге за подвиги русских солдат

В МХАТ им. Горького прошла премьера «Нюрнбергский вальс» Александра Звягинцева. Режиссер —Грета Шушчевичуте.

Спектакль приурочен к годовщине Нюрнбергского процесса, суда над руководителями Третьего рейха и получился поистине актуальным и честным.

Сюжет классический. Есть капитан разведки, Денис Славин (которого играет Анатолий Руденко). На процессе работает военным переводчиком. Там он встречает Ирину Гагарину (Елизавету Арзамасову, известную по «Папиным дочкам»), белую эмигрантку, переводчицу французской делегации. Они, вестимо, друг в друга влюбляются, но отдаться любви полностью не могут. Славина ждёт Родина, а Гагарину та же Родина презирает. В общем, любовная линия зрителя если и впечатлит, но вряд ли сильно увлечет. Здесь гораздо сильнее другое.

Ведь вся драма построена на совершенно иных субстанциях. Происходит суд над самыми главными преступниками 20-го века, бесчеловечными ублюдками, которые и на смертном одре, видимо не считали, что совершили самое страшное преступление против всего человечества. Актёрам, которые играют их в юбилей победы, позавидовать трудно.

Вина гитлеровцев очевидна. Зачем нужен этот процесс? Не «имеют ли права на месть» особо пострадавшие стороны конфликта — взять и, не мешкая, просто казнить всю ставку Гитлера?

Генерал разведки (Михаил Кабанов) убежден: нет, не имеют. Этот суд нужен для того, чтобы будущие поколения не вздумали обвинять СССР и государства Лиги Наций в том, что страны-победители лишь воспользовались привилегией победителя. Что они не просто избавились от кровавых преступников, а что эти убийцы по суду, по правовым и человеческим нормам виновны и должны были быть наказаны. Генерал прямым текстом говорит, что «потомки не должны посчитать, что мы сами напали на Германию» и, собственно, просто расправились с ни в чем неповинными немцами, потому что можем. Потому что — победители и имеем право.

Мотив понятен. К сожалению, даже юридически верный процесс, видимо, не сильно убедил последующие поколения. До сих пор в мире существуют праворадикальные движения, а в Европе эти нелюди все больше получают оправдания. Даже некоторые наши школьники, которым с первого класса прививают отторжение к подобным идеологиям, встают на защиту «ни в чем неповинных» немцев. Тех ребят, которые сжигали деревни, убивали немощных стариков и насиловали наших женщин. Не забылась еще история, как российский школьник Коляиз Нового Уренгоя в Бундестаге несколько лет назад рассказывал о том, что «не все немцы хотели воевать». А еще школьник прямо каялся за погибших в плену фашистов. Я думаю, что те, кто действительно не хотел воевать, достаточно близко познакомились с гестапо. Остальные вполне себе были не против. Ведь разве нормальный человек не должен отказаться от этого ужаса, даже взамен на преследования и репрессии по отношению к себе? Конечно, вопрос сложный, школьника можно не осуждать ввиду его незрелости, но это ли не первый звоночек, который означает рождающееся снисхождение в головах подрастающих поколений? Это спектакль должны увидеть подростки, чтобы потом не каяться за подвиги наших прадедов.

Музыка — очень важный момент в спектакле. Вагнер здесь важная фигура, а его композиции главная драматургическая линия, которая проходит через всю постановку. Как известно, Гитлеру очень нравилась его музыка. Безусловно, она нравилась и фюрерским подельникам. Под неё заводили узников концлагерей в газовые камеры, что, разумеется, определило отношение многих людей к вагнеровским произведениям.

Противником композитора и его музыки становится и главный герой, Славин. Поначалу он выражает протест против нее, он воспринимает ее как фашистскую насмешку над человечеством. Его возлюбленная, княжна Гагарина, которую вырастили в более утонченных кругах, объясняет Славину, что нельзя совмещать прекрасное с бесчеловечной идеологией. Гагарина настаивает на том, что «мы не должны отдавать искусство фашистам». Искусство должно стоять над идеологией. Мы не должны отдавать историю фашистам.

Сам спектакль хорош, выглядит стильно. Начало оформлено в виде документальных хроник. Сцены, призванные растрогать зрителя, которые показывают ужасы войны поставлены прекрасно, выше всяких похвал. Но постоянные смены сцены на суд и обратно выглядят чересчур громоздко и затянуто, это впечатляет лишь первые пару раз. А таких перемещений будет достаточно много. А ещё опускающаяся платформа посередине сцены выполняет свою функцию слишком долго — может не слишком удачное решение постановщика, может, проблемы с техникой. Но я был лишь на репетиции, возможно, это поправят. А в целом — нет слов. Прекрасная игра актеров и душещипательный сюжет затмевают эти мелочи.

Концовка порадовала меня, думаю, больше всего. Вот аппарат фюрера получает по заслугам, кому-то дали пожизненное, кому-то смертную казнь. Следом идут завершающие сцены с переживаниями главных героев о том, что им придется расстаться, диалог генерала и главой французской делегации (её играет Ирина Фадина), занавес. Наши победили.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

4 × три =