Business is booming.

Чиновников больше не будут сажать за воровство?

0 85

Чиновников больше не будут сажать за воровство?

В марте Госдума может рассмотреть законопроект, который предусматривает освобождение чиновников, депутатов, судей и других представителей власти от ответственности за коррупционные нарушения, если они были совершены «по независящим от человека обстоятельствам».

В пояснительной записке говорится, что «законопроектом предусмотрено, что физическое лицо освобождается от ответственности в случае, если несоблюдение ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции, признается следствием независящих от него обстоятельств». К таким обстоятельствам относятся стихийные бедствия, пожар, эпидемии, забастовки, военные действия, террористические акты, запретительные или ограничительные меры, принимаемые госорганами, в том числе иностранными.

Юристы отмечают, что освобождать от ответственности за коррупционные нарушения при «непреодолимых обстоятельствах» можно, и такие рекомендации дает и Минтруд. К примеру, если чиновник из удаленного села не смог вовремя подать декларацию в райцентр из-за наводнения, с него можно снять ответственность. Однако они опасаются, что этой нормой могут начать злоупотреблять.

Примечательно, что пока для чиновников разрабатываются законопроекты, смягчающие возможное наказание, для остальных продолжают закручиваться. Например, Следственный комитет предложил ужесточить уголовную ответственность для физических лиц за уклонение от уплаты налогов. А именно, увеличить срок давности с двух лет до десяти, как и у юрлиц.

Впрочем, как пояснил «Свободной Прессе» председатель Национального антикоррупционного комитета, член СПЧ Кирилл Кабанов в поправках к закону говорится не о коррупционных преступлениях, к которым относятся взятки, а о правонарушениях. О том, чтобы в случае пожара избавить чиновника от ответственности за взятку, речи не идет.

— Для начала нужно, чтобы люди не путали коррупционные преступления и правонарушения. Потому что находятся деятели, которые пытаются представить эти поправки, как снижение борьбы с коррупцией и раскачивают лодку. На самом деле, ничего подобного не происходит. Коррупционное правонарушение — это не то же самое, что преступление, за которое предусмотрена уголовная ответственность. От ответственности за взятки и прочие преступления никто не избавляет.

«СП»: — О каких правонарушениях идет речь?

— Коррупционные нарушения — это, к примеру, не закрытие счетов и прочих финансовых механизмов. Я работаю в антикоррупционных комиссиях по конфликту интересов в госкорпорациях, кроме того, мы проводим много встреч по реализации антикоррупционного законодательства в регионах, и могу сказать, что существует несколько распространенных ситуаций, в которых будут актуальны эти поправки.

Допустим, человек идет на вышестоящую должность, а у него остаются незакрытые счета за рубежом. Таких ситуаций немало, особенно в госкорпорациях. Люди приходят из предприятий, которые находятся под санкциями, и у них остаются законные счета, часто пустые, которые они не могут закрыть, так как физически не могут выехать из страны, тем более сейчас, период пандемии. Но во многих странах для закрытия счета необходимо личное присутствие. Это не сокрытие счета или осознанное нарушение, а нарушение по независящим обстоятельствам.

Еще одно массовое явление во всех регионах страны — это когда люди по независящим от них обстоятельствам не декларируют счета. Сегодня банки очень часто не закрывают кредитные счета после того, как человек выплачивает кредит, чтобы улучшить свою статистику. Особенно этим «балуется» Сбербанк.

В итоге, когда прокуратура проверяет чиновника, у него выявляется незадекларированный счет, о котором тот даже не знал. По закону такого человека должны уволить. Точно так же, как по закону не могут на работу в госкорпорацию взять человека с незакрытым иностранным счетом. Именно для таких случаев нужна поправка о форс-мажорных обстоятельствах.

То же самое касается и конфликта интересов. Мы разбирали случай с главой сельского поселения, у которого сломался мост. На его ремонт выделили 650 тысяч рублей, но плотник в этой местности всего один — родной брат его жены. По букве закона возникает вопрос, честно ли отдается заказ этому плотнику? Чиновник сам указал наличие конфликта интересов, но плотник-то все равно один, и это не зависящие от него обстоятельства.

Есть масса нюансов, которые могут стать причиной избавления от ответственности за нарушение, и их необходимо учитывать в любом законодательстве. Даже в уголовном праве есть понятие форс-мажора. В случае с нарушениями тем более существует масса независящих причин, которые могли привести к невозможности выполнения закона, и учитывать их нормально.

«СП»: — Но нет ли опасности, что кто-то попытается злоупотребить этим законом и представить вполне осознанное нарушение как независящее от него?

— Это исключено, потому что все подобные случаи разбираются индивидуально, комиссии, в том числе и те, в которых я состою, рассматривают каждый спорный случай. В каждой такой истории четко видно, мог человек избежать нарушения или нет. Как правило, человек объясняет, что помешало ему закрыть счет или подать декларацию вовремя, и это конкретная причина.

Поэтому поправки — это не попытка создать льготные условия для коррупционеров. Они специально подаются именно под таким соусом, потому что люди, во-первых, не отличают коррупционные преступления от нарушений, во-вторых, не знают о том, какая существует административная ответственность. Но им пытаются рассказать, что коррупционеры победили и пытаются продвигать выгодные для себя законы.

Мы видим информационную игру вокруг этого законопроекта, хотя в том, что касается коррупционных преступлений сейчас, наоборот, стоит вопрос об ужесточении уголовного законодательства. Такая подмена понятий происходит либо по незнанию, либо для того, чтобы нагнетать обстановку.

Управляющий партнер юридической компании «Гудас, Кваша и партнеры» Дмитрий Кваша считает, что такой же индивидуальный подход можно было бы применять и к налогоплательщикам физлицам, так как инициатива СК по увеличению срока давности до десяти лет выглядит, как попытка запугать граждан.

— Вместо того, чтобы улучшать работу налоговых инспекций, которые могли бы быстрее проверять декларации и укладываться в отведенные сроки, власти хотят действовать методом запугивания граждан. Но если уравнивать ответственность для физических и юридических лиц, нужно помнить, что для физлиц у нас суммы недоимок по налогам существенно ниже, чем для юридических. Если за три года физлицо не уплатит 2,7 млн. рублей, оно может быть привлечено к уголовной ответственности, которая предусматривает срок лишения свободы до года. Получается, если у человека будет 900 тысяч в год недоимки, может последовать уголовное наказание.

Как мне кажется, логичней было бы улучшать работу налоговых инспекций, чем ужесточать наказание. Тем более, что десять лет выглядят чрезмерным сроком. У нас есть срок исковой давности, который в гражданском праве составляет три года. Делать исключительные условия для налоговой инспекции, чтобы она могла копаться в декларациях десять лет, не совсем справедливо по отношению к другим участникам экономической деятельности.

«СП»: — Но в СК отмечают, что недоимки у физлиц могут доходить до десятков миллионов рублей, и всего через два года они полностью избавляются от ответственности, как быть в этой ситуации?

 — Можно было бы указать некую сумму долга, при достижении которой срок давности увеличивался бы, чтобы под эту норму попадали не обычные граждане, которые не уплатили за несколько лет налоги на квартиры и дачу, а мошенники, которые пытаются утаить средства от бюджета. Это было бы гораздо справедливей.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

8 + шестнадцать =