Business is booming.

Азербайджан выдавливает «Газпром» из Южной Европы

0 53

Азербайджан выдавливает «Газпром» из Южной Европы

31 декабря Азербайджан начал коммерческие поставки газа в Европу по Транcадриатическому трубопроводу (ТАР), который является частью Южного газового коридора. Поставки рассчитаны на 25 лет и предусматривают экспорт более 10 млрд. куб. м в год азербайджанского газа в Европу, из которых 8 млрд куб. м будет получать Италия, 2 млрд куб. м — поровну Греция и Болгария, а остальные объемы пойдут на «прилегающие рынки».

«С началом поставок коммерческого газа в Европу по Транcадриатическому трубопроводу достигнута стратегическая цель «Южного газового коридора», — говорится в сообщении министерства энергетики Азербайджана. В нем также отмечается, что начало поступления газа на европейский рынок «открывает новую страницу в развитии Азербайджана как газовой страны» и является «логическим результатом образцового сотрудничества стран-партнеров, компаний, международных финансовых институтов, а также постоянной поддержки правительствами США, Великобритании и Евросоюзом».

Госнефтекомпания Азербайджана (SOCAR) сообщила, что в четверг газ уже поступил в газораспределительные сети Италии, Греции и Болгарии. Более того, по планам компании летом 2021 года начнется второй этап исследований рынка для расширения Трансадриатического трубопровода и доведения его пропускной способности с 10 млрд до 20 млрд куб. м газа в год.

ТАР — это последний сегмент Южного газового коридора, который включает также Южно-Кавказский и Трансанатолийский газопроводы. Строительство ТАО протяженностью 878 км и стоимостью 4,5 млрд евро началось в мае 2016 года. Основным источником газа для ЮГК считается морское газоконденсатное месторождение «Шах-Дениз» на Каспии с запасами 1,2 трлн куб. м.

Несколько лет назад появлялись сообщения о том, что Азербайджан испытывает нехватку газа для поставок в Европу по ЮГК, что беспокоило Европейскую комиссию. Тогда планировалось, что дефицит газа Баку будет восполнять с помощью его закупок у российского «Газпрома». Однако, судя по всему, сейчас проблема решена.

Как заявил президент Азербайджана Ильхам Алиев, «месторождение „Шахдениз“ еще по меньшей мере сто лет будет оснащать газом Азербайджан и партнерские страны».

«В то же время мы намерены расширить географию экспорта. Газ с месторождения „Шахдениз“ будет поставляться в Грузию, Турцию, Болгарию, Грецию и Италию. Если в Албании появится газовая сеть, то и Албания станет нашим естественным партнером, мы можем экспортировать газ и туда. Можно поставлять азербайджанский газ в другие соседние страны — страны Балканского региона», — заявил Алиев.

Таким образом, азербайджанский газ становится прямым конкурентом российского в Турции и Южной Европе. Собственно, как напоминает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин, в 2020 году Азербайджан впервые опередил Россию по объемам поставок газа Турции. Еще в марте прошлого 2019-го Россия с долей почти 33% была лидером по экспорту газа на турецкий рынок, однако в марте 2020 года опустилась на пятую позицию, пропустив вперед Азербайджан, Иран, Катар и Алжир.

Теперь же Азербайджан усилит и конкуренцию с «Газпромом» в Южной Европе, где 1 января должен быть запущен так называемый «Балканский газопровод», вторая нитка «Турецкого потока», охватывающая Болгарию, Сербию и Венгрию.

— До этого Азербайджан с трубопроводным газом уже дошел до Турции, где напрямую конкурирует с российскими газопроводами — не только «Турецким», но и с «Голубом потоком», — напоминает Сергей Пикин. — Это серьезное соперничество. У Турции есть огромные возможности по доставке газа, как сжиженного, так и трубопроводного, и она на этом играет, пытаясь выбить минимальные цены. Поэтому «Газпром» в этом году был далеко не на первых местах по поставкам газа в Турцию, а иногда даже не входил в первую тройку.

Что касается Европы, 10 миллиардов кубометров газа для южного направления — это вполне ощутимая величина. С одной стороны, 10 миллиардов на фоне всех европейских поставок «Газпрома» в размере 178 млрд. куб. даже в этом не самом удачном году (или 200 млрд. в 2019-м) — это, вроде бы, не так уж много. Но именно на южном направлении это будет заметно.

Безусловно, газовая конкуренция в Европе выросла. Причем принципиальная конкуренция у «Газпрома» идет не столько с трубами, которые все-таки строятся годами, а со сжиженным газом. Последнее время «Газпром» в этой борьбе выигрывает, потому что объемы прокачки трубопровдного газа в Европу выросли, а сжиженного газа — снизились.

«СП»: — С чем это связано?

— В последние месяцы в связи с экономическим восстановлением в Азии начал расти спрос и, соответственно, цены на газ. В Европе, где пошли новые волны локдаунов, цены на газ, напротив, снизились, поэтому значительные объемы СПГ направились в Азию. Европейцы же стали активней отбирать трубопроводное «голубое топливо».

Тем не менее, конкуренция со стороны СПГ остается серьезной. Трубопроводный газ — это вопрос долгосрочных контрактов, того, о каких условиях поставок договорятся стороны. А СПГ — очень гибкий товар, условия постоянно меняются, они могут быть как более, так и менее выгодны. Сейчас в Азии цены выше, и все пошли туда. Но если цены будут расти в Европе, сжиженный газ снова вернется.

«СП»: — То есть азербайджанский газ представляет для «Газпрома» серьезную конкуренцию?

— От конкуренции никто не застрахован. Если вспомним, альтернативой газопроводу TAP/TANAP был газопровод NABUCCO, который активно рассматривался в конце нулевых годов. По нему должны были идти гораздо большие объемы, но из-за узости ресурсной базы, а также из-за того, что стороны не смогли согласовать окончательные условия, проект не состоялся. Но, как видим, Южный газовый коридор все же удалось воплотить в жизнь, хотя его объемы намного меньше.

«СП»: — Скажется ли запуск ТАР на судье второй нитки «Турецкого потока»?

— Газопровод в Сербии должны официально запустить уже 1 января. Трансанатолийский газопровод является конкурентом второй ветки «Турецкого потока», но дело в том, что у них немного разные рынки. Проекты не заходят в одну и ту же точку. ТАР охватывает Италию, Грецию и Болгарию, «Турецкий поток» — Сербию, Болгарию и Венгрию.

Стоит отметить, что в Южной Европе пока не очень развита система интерконнекторов, то есть газопроводов между странами. Их там практически нет, только сейчас один из них начинает строить Греция. Поэтому куда труба дошла, там и будут потреблять этот газ без альтернативы. Поэтому в Болгарии или Италии мы конкурируем, а в Сербии — нет. Другой вопрос, что Сербия сама по себе имеет не такой уж большой газовый рынок.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

пять × 5 =