Business is booming.

А в Кремле нынче неспокойно, или Еще раз о «птице русской истории», покинувшей Путина

0 36

А в Кремле нынче неспокойно, или Еще раз о «птице русской истории», покинувшей Путина

Это уже невозможно игнорировать: неизбежность трансформации. «Путинский режим» исчерпал себя в том виде, в котором он существует на данный момент. Да, стагнацию можно чуть протянуть во времени, отрицая последнее, но оное все равно и неизбежно возьмет свое. Однако в Кремле изо всех сил пытаются противостоять времени, по возможности консервируя систему и делая вид, что никаких перемен не требуется вовсе, что, в свою очередь, обнажает главную проблему «режима» — его нежизнеспособность, омертвление, симуляцию жизни.

«Можно относиться к В. Путину по-разному, но сложно отрицать, что с 1999-го по как минимум 2016 год он пытался менять страну, а отчасти и мир. Но потом «шарик начал сдуваться» — и только ковид и пустая комната показали, насколько далеко зашёл этот процесс.

Ушло и чувство страны (политика — это всё же царство эмоций, которые начали подрываться, когда народ окончательно заменился на встречах с президентом работниками охраны, но сейчас-то и совсем выветрились), и готовность действовать первым (после Украины и Сирии В. Путин только реагирует на происходящее — Белоруссию и Карабах, эпидемию и западные санкции и т. д.), и даже — что самое важное — цели (отнесение кастрированных национальных проектов на «после 2030 года» означает полный от них отказ и полное их забвение", — констатирует либеральный экономист, директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев в своей колонке в телеграм-канале «Кремлевский безБашенник», отмечая, что «страной способен блестяще руководить даже больной человек — но не уставший от жизни». «А в последнем — применительно к президенту — состоит самая большая проблема «текущего момента», — заключает он.

Нет, ничего нового Иноземцев не сказал, по сути, на свой лад лишь повторил то, что в либеральном лагере стало уже «баяном»: об усталости президента от бремени власти осталось только песни слагать.

Но, что самое интересное, все это было проговорено и левом лагере, став уже некой аксиомой. Помните блестящий пассаж Александра Проханова о «птице русской истории»?

«Лидер существует до той поры, пока он справляется со своим лидерством. Когда он перестает справляться, он сменяется другим лидером. Тем или иным способом. Конституционным или через сопротивление, или даже через восстание. Есть такая метафора, как „птица русской истории“. История — это своеобразное такое пернатое существо, которое движется по своей синусоиде вот этих русских правлений. Она выбирает себе гнездо — в ком его свить, это гнездо. Когда она находит — не сразу находит — она свивает это гнездо. С какого-то момента ей становится очень тесно в этом человеке. Он перестает быть ей чертогом, той веткой, на которой она сидит. И она в некоторое время порывается и улетает. И этот человек остается пустым. А в этот момент остается пустым и государство. Тогда возникает смутное время. Тогда возникает время великих смущений и распрей. До той поры, пока эта птица опять не выберет себе это новое гнездо. Ведь в свое время Ельцин был окружен такими очень сильными, яркими людьми, которые считались его преемниками. Такие, как Борис Немцов, другие были рядом с ним, Степашин был. И вдруг эта птица выбрала никому не известного Путина. Она сидит в нем довольно долго. За это время русская история сумела собраться, остановить распад, восстановить и спасти индустрию, создать мощные корпорации. Продолжая заветы наших предшественников в Арктике, в космосе, на Дальнем Востоке. И эта птица живет, но она решила, что ей сейчас стало тесно. Развитие остановилось. Путин перестал создавать и генерировать новые формы правления. Мы все засиделись, нам тошно в этом остановившемся обществе», — так через метафору сформулировал свое видение действительности Проханов.

И если недовольство политикой Путина в либеральной среде — это такая константа, то обвинить Проханова или того же Александра Дугина, который убежден, что «политика, жизнь, история — начнутся конечно только после Путина», в нелояльности к Владимиру Владимировичу довольно сложно. И если уж они заговорили о том, что страна погрузилась в некую эпоху безвременья, в «затянувшийся», как это определил Дугин, «момент перехода», — это уже диагноз. Свидетельство того, что никакие точечные модернизации, ребрендинги и проч. — они уже не помогут.

И то, что рейтинг президента, согласно данным провластного ВЦИОМ, упал до 26% (открытый вопрос) — неоспоримое подтверждение этого тезиса.

Формула «Нет Путина — нет России, есть Путин — есть Россия» морально устарела. И, что стоит добавить, не только морально: «За глаза его давно называют „дед“, что на самом деле категорически плохо для Владимира Путина, потому что точно так же называли Бориса Николаевича Ельцина на поздних стадиях его правления перед тем, как он ушел сам», — рассказал известный экономист Дмитрий Потапенко в интервью Youtube-каналу «Главтема».

И это очень хорошо характеризует настроения в кремлевских элитах.

Конечно, можно возразить: да откуда г-ну Потапенко известно, как Владимира Владимировича называют подчиненные?

В принципе, его статус допускает сей уровень осведомленности, но если даже предположить, что это — деза, то есть куда более убедительные доказательства того, что элиты крайне обеспокоены таким положением дел. А именно: участившиеся сливы весьма и весьма конфиденциальной информации, которые без согласия наверху не могли появиться в СМИ. Сначала предали огласке баснословный доход называемой в СМИ неофициальной первой леди страны Алины Кабаевой на посту главы совета директоров Национальной Медиа группы (85 миллионов 400 тысяч рублей — в 17 раз больше, чем у Герхарда Шредера на аналогичной должности в «Роснефти!). Потом слили информацию о третьей предполагаемой дочери Владимира Путина, активы семьи которой оцениваются почти в 8 млрд рублей. Теперь выяснилось, что предполагаемый экс-зять Путина Кирилл Шамалов приобрел за 100 долларов пакет акций компании «Сибур», оцениваемый в 380 млн долларов. Ну и вишенкой на торте — слив о двух совершенно идентичных кабинетах главы государства — в Сочи и в Подмосковье, чтобы массы не знали, где в данный момент находится их лидер.

И, надо полагать, на этом сливы подробностей из жизни Владимира Владимировича (чего глава государства очень не любит) не закончатся. Об этом, кстати, заявил даже официальный представитель Кремля: «Мы знаем, что эта работа будет продолжаться». И будет, да, уже некоторые издания анонсировали будущие расследования.

Что это — предупреждения, что, мол, время пора запускать по новой?

Очень похоже на то.

Ибо что такое уже набивший оскомину транзит власти? Нет, это не передача скипетра, но гарантии того, что элиты смогут и дальше быть элитами.

А сейчас все движется — плавно и потихоньку — к тому, что власть могут получить силовики и установить уже жесткую — вместо «путинской», довольно мягкой автократии — диктатуру, что поставит существование многих элитных кланов под угрозу. А в случае будущего свержения этой диктатуры — оставшиеся кланы. Чего элиты очень не хотят. Поэтому и ратуют за быстрый спокойный транзит, возможно, даже подталкивая Владимира Владимировича к соответствующему решению, от которого он, что показывает «поправка Терешковой», решил дистанцироваться.

Но что-то подсказывает, что в транзитном плане следующий год будет переломным. Вот только в чью пользу все разрешится — элит или силовиков — вот главная интрига.

Впрочем, для простых россиян и в том, и в другом случае мало что изменится: они в понимании властей как были «новой нефтью», так ей и останутся.

Ну если только не воспрянут ото сна и не заявят о своих правах — такого поворота тоже исключать не стоит. Примеры есть…

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

два × пять =